427.88
502.93
5.51
01.10.2019, 17:02
Platon.Asia

Проведения Human Rights Watch Универсального периодического обзора Казахстана

Плохая репутация Казахстана в области прав человека, к сожалению, ухудшилась со времени проведения Универсального периодического обзора (УПО) в октябре 2014 года, передает Platon.asia со ссылкой на hrw.org.

Власти подавили мирные протесты, критикующие политику правительства, и в середине 2016 года активисты Макс Бокаев и Талгат Аян были отправлены в тюрьму на пять лет за мирное выражение своих взглядов. После принятия в 2014 году ограничительного закона о профсоюзах власти закрыли крупнейший независимый профсоюз и заключили в тюрьму двух профсоюзных лидеров. Несмотря на обещания правительства внести поправки в закон о профсоюзах, он остается неизменным. Власти освободили некоторых заключенных активистов по условно-досрочному освобождению, но преследование по политическим мотивам продолжалось, в том числе по расплывчатому и чрезмерному обвинению в «разжигании розни». Суд запретил оппозиционное движение как «экстремистское», и власти преследуют его сторонников, в том числе с применением уголовных санкций. Безнаказанность за пытки и жестокое обращение в местах лишения свободы сохраняется. Представители ЛГБТ сообщества продолжают сталкиваться с дискриминацией. Свобода слова была подавлена, а независимых журналистов преследовали за их работу. Казахстан ратифицировал Конвенцию о правах инвалидов, но дети с ограниченными возможностями не получают качественного, инклюзивного образования. Казахстанские власти строго контролируют свободу вероисповедания в соответствии с законом о религии 2011 года.

Гражданское общество

После второго УПО в 2014 году Казахстан принял несколько рекомендаций, чтобы четко определить в законе уголовное преступление как «подстрекательство к национальной, этнической или расовой вражде или раздору». Тем не менее, казахстанские власти не предприняли никаких шагов, чтобы сузить смутное и чрезмерное уголовное обвинение в «разжигании розни», и вместо этого продолжают злоупотреблять чрезмерным уголовным законодательством в попытке заставить замолчать критиков правительства. По данным Генеральной прокуратуры, в первой половине 2018 года 57 человек были обвинены в «разжигании розни».

В марте 2019 года власти поместили активиста Серикжана Билаша под домашний арест по подозрению в «разжигании национальной розни». Билаш - активист из числа этнических казахов и глава правозащитной группы «Атажұрт», которая документирует жестокое обращение и произвольное задержание тюркских мусульман, в том числе этнических казахов, в Синьцзяне, Китай.
В случае признания виновным Билашу грозило до 10 лет тюрьмы. В марте 2018 года власти обвинили шымкентскую активистку Ардак Ашим в «разжигании розни» за ее критические посты в социальных сетях и вынудили ее психиатрическим заключением санкционированного суда лечь на лечение. Через два месяца, в мае 2018 года, суд постановил освободить ее от уголовной ответственности и освободил ее из-под стражи.

Власти заключили в тюрьму Макса Бокаева и Талгата Аяна, активистов, которые мирно протестовали против предлагаемых поправок к земельному кодексу в мае 2016 года, на пять лет по множеству ложных уголовных обвинений, включая «разжигание социальной розни». В апреле 2018 года власти освободили Аяна условно-досрочно. В сентябре 2018 года власти перевели Бокаева в тюрьму в Актобе, расположенную на тысячу километров ближе к его дому, что облегчило посещение семьи. Однако Бокаев остается несправедливо в тюрьме.

Власти также использовали статью 274 Уголовного кодекса, которая широко запрещает «распространение заведомо ложной информации», чтобы попытаться заставить замолчать критиков. Например, в июле 2018 года власти Павлодара возбудили уголовное дело по обвинению в «распространении заведомо ложной информации» в отношении правозащитницы Елены Семеновой и поместили ее под домашний арест. Семенова ранее в июле давала показания членам Европейского парламента в Страсбурге об условиях содержания в тюрьмах. В декабре 2018 года власти сняли обвинения и закрыли дело.

Во время предыдущего УПО Казахстан принял несколько рекомендаций, чтобы гарантировать процветающее гражданское общество и уважать свободу ассоциаций. Однако Закон об общественных объединениях продолжает требовать от всех общественных объединений регистрации в Министерстве юстиции. В декабре 2015 года были приняты поправки к законодательству, касающемуся неправительственных организаций, налагающие обременительные обязательства по отчетности и государственному регулированию финансирования через назначенный правительством орган. Лица, занимающиеся деятельностью в незарегистрированных организациях, могут быть подвергнуты административным и уголовным санкциям.

В марте 2018 года суд запретил незарегистрированное оппозиционное движение «Демократический выбор Казахстана» (ДВК), признав деятельность группы «экстремистской». С тех пор власти усилили преследование предполагаемых или фактических сторонников ДВК. Несколько человек были привлечены к ответственности или обвинены в предположительной поддержке или финансировании запрещенной оппозиционной группы, в том числе активист Мурат Тунгишбаев. В апреле 2018 года ему было предъявлено обвинение в финансировании ДВК, а в августе 2018 года он был неправомерно экстрадирован из Кыргызстана. Расследование продолжается.

Рекомендации

  • Освободить активиста гражданского общества Макса Бокаева, осужденного после протеста против предложений по земельной реформе, и отменить его осуждение. Также отменить осуждение Талгата Аяна;
  • Внести поправки в статью 174 Уголовного кодекса о «разжигании социальной, национальной, клановой, расовой, классовой или религиозной розни», сузив ее, чтобы предотвратить произвольные преследования, нарушающие нормы в области прав человека;
  • Отменить статью 274 Уголовного кодекса, которая широко запрещает «распространение заведомо ложной информации».
  • Немедленно освободить Мурата Тунгишбаева и Серикжана Билаша в случае отсутствия возможности оперативно выдвигать какие-либо законные обвинения на основании достоверных доказательств преступления;
  • Выполнить рекомендации Спецдокладчика ООН по вопросу о правах на свободу мирных собраний и ассоциации, пересмотреть Закон об общественных объединениях для обеспечения соответствия международным стандартам в области прав человека;
  • Положить конец всем формам произвольных задержаний, репрессий и преследований в отношении правозащитников, организаций гражданского общества и политических оппозиционных движений, в том числе против фактических или предполагаемых сторонников ДВК.


Ограничения СМИ

В ходе предыдущего УПО Казахстан принял множество рекомендаций о принятии «мер по обеспечению свободы выражения мнений и независимости средств массовой информации» и прекращению практики блокирования оппозиционных печатных публикаций и онлайн-ресурсов. Делегации также рекомендовали Казахстану отменить уголовную ответственность за диффамацию и клевету.

На сегодняшний день независимые и оппозиционные журналисты в Казахстане подвергаются преследованиям, произвольным задержаниям и поддельным уголовным преследованиям. Власти блокируют сайты, в том числе социальные сети. Каждый год "Әділ сөз", местный наблюдатель за СМИ, записывает десятки задержаний, арестов, осуждений или ограничений на свободу журналистов.В марте 2018 года городская прокуратура города Алматы начала уголовное расследование по факту «распространения заведомо ложной информации» в журнале Forbes Kazakhstan и Ratel.kz, аналитическом новостном портале, и допросила журналистов. В марте 2018 года Алматинский суд предварительно одобрил блокировку Ratel.kz и его дочерних сайтов. Оба дела продолжаются. В том же месяце суд отказал в условно-досрочном освобождении Асету Матаеву, находящемуся в заключении журналисту, несмотря на его право после отбывания одной трети его шестилетнего тюремного заключения. В апреле 2018 года вступили в силу проблемные поправки в закон о СМИ и информации. Новый закон подрывает отчетность о расследованиях и ограничивает доступ к государственной информации.

Рекомендации

  • Положить конец преследованиям и репрессиям в отношении независимых и критичных журналистов и положить конец произвольной блокировке веб-сайтов, включая социальные сети;
  • Пересмотреть поправки к закону о средствах массовой информации, вступившие в силу в 2018 году, с целью приведения закона в соответствие с международными стандартами в области свободы средств массовой информации;
  • Установить мораторий на уголовную ответственность за клевету, принять все необходимые меры для отмены соответствующих статей Уголовного кодекса, касающихся уголовной ответственности за клевету, и установить ограничения на присуждение гражданских клеветы.


Свобода собраний

В ходе своего предыдущего УПО Казахстан принял рекомендации «гарантировать, что право на мирные собрания не ограничивалось». Делегации также рекомендовали Казахстану снять ограничения на свободу собраний.

Власти Казахстана не предприняли никаких шагов для снятия существенных ограничений в законодательстве и практике в отношении права на мирные собрания. После визита в Казахстан тогдашний Спецдокладчик ООН по вопросу о правах на свободу мирных собраний и ассоциаций Майна Киаи пришел к выводу, что «на практике подход правительства Казахстана к регулированию собраний делает это право бессмысленным». Власти обычно отказывают в разрешении на мирные протесты против политики правительства. Полиция разгоняет даже несанкционированные акции протеста одного человека и произвольно задерживает организаторов и участников.

Например, 10 мая 2018 года полиция задержала десятки людей в городах по всей стране, мирно протестуя против пыток и тюремного заключения по политическим мотивам. В июне 2018 года суд в Талдыкоргане приговорил человека к трем дням ареста за несанкционированный протест против злоупотреблений со стороны полиции. 27 февраля 2019 года полиция задержала сотни людей в нескольких городах Казахстана, которые пытались протестовать за пределами мест, где правящая политическая партия «Нур Отан» проводила свою ежегодную конференцию.

Рекомендации

  • Внести поправки в законы, регулирующие мирные собрания, с тем чтобы они соответствовали международным стандартам в отношении мирных собраний;
  • Положить конец всем формам произвольного задержания людей, пытающихся осуществить свое право на свободу мирных собраний в Казахстане.

 

Пытки

Во время своего последнего УПО Казахстан принял несколько рекомендаций о том, чтобы применять подход с нулевой терпимостью к пыткам и расследовать жалобы, связанные с пытками и другими видами жестокого обращения. Однако безнаказанность за пытки и жестокое обращение с заключенными и подозреваемыми остаются нормой. Спустя семь лет после того, как насильственные столкновения привели к прекращению продолжительной забастовки в нефтяном секторе в Жанаозене в 2011 году, казахстанские власти не смогли достоверно расследовать заявления о пытках, сделанные впоследствии задержанными и привлеченными к ответственности.

В начале 2018 года Искандер Еримбетов, бизнесмен, связанный с Мухтаром Аблязовым, бывшим банкиром и правительственным критиком в изгнании, достоверно утверждал о жестоком обращении и пытках в тюрмах. Еримбетов был приговорен к семи годам лишения свободы по обвинению в крупном мошенничестве. После общественного протеста, в том числе петиции правозащитных групп к Генеральному прокурору Казахстана, власти начали предварительное расследование его утверждений. Однако в мае алматинская прокуратура утверждала, что не обнаружила никаких доказательств преступления, и закрыла дело.

Рекомендации

  • Выполнить свои обязательства по применению подхода абсолютной нетерпимости в отношении пыток и гарантировать, что все заявления о жестоком обращении или пытках, в том числе сделанные в связи с событиями в Жанаозене, будут полностью расследованы, а виновные будут привлечены к ответственности;
  • Рассмотреть дело Искандера Еримбетова в свете выводов Рабочей группы ООН по произвольным задержаниям, которая в декабре 2018 года установила, что задержание Еримбетова было «произвольным».


Свобода религии

Вместо того чтобы учесть рекомендации, сделанные во время последнего УПО, «провести тщательный пересмотр Закона о религиозных объединениях 2011 года» и позволить группам осуществлять свое право на свободу религиозных убеждений без вмешательства, Казахстан не предпринял никаких шагов для внесения поправок в закон о религии, и вместо этого в течение 2018 года рассматривались поправки к закону, которые наложили бы дополнительные ограничения и санкции на преподавание религии, прозелитизм и публикации. Права и религиозные группы выразили обеспокоенность. В январе 2019 года правительство сняло предложенные поправки с рассмотрения, но не представило объяснений.

Форум по контролю за свободой вероисповедания 18 заявил, что в 2018 году власти возбудили 165 административных дел против отдельных лиц или религиозных общин, что привело к штрафам или краткосрочным запретам на вероисповедание в нарушение их права на свободу религии или убеждений. Двенадцать других лиц были осуждены за совершение уголовных преступлений, в том числе по обвинению в «организации деятельности запрещенной религиозной организации». Из двенадцати пятеро были заключены в тюрьму, в то время как другим были вынесены условные сроки.

Рекомендации

  • Пересмотреть закон о религии 2011 года с целью обеспечения его полного соответствия конституции страны и международным стандартам в области прав человека и отказаться от любых поправок к закону о религии, которые еще больше ограничивают свободу религии и убеждений в Казахстане;
  • Провести тщательный пересмотр любых приговоров, вынесенных в нарушение права на свободу религии или убеждений.


Трудовые права

Во время предыдущего цикла УПО делегации рекомендовали правительству Казахстана «отменить части закона о профсоюзах, которые необоснованно ограничивают свободу объединений» и «отменить требование обязательной регистрации и членства в зонтичных ассоциациях и профсоюзах». Несмотря на обещание правительства (как сформулировано в дорожной карте, согласованной после трехсторонней миссии высокого уровня в Казахстан Международной организацией труда в мае 2018 года), власти не предприняли никаких значимых шагов для восстановления прав на свободу объединений для независимых профсоюзов в 2018 году или внесения поправок в закон о профсоюзах.

Вместо этого Конфедерация независимых профсоюзов Казахстана (КНПРК), закрытая по решению суда в 2017 году, остается закрытой. В мае 2018 года Нурбек Кушакбаев и Амин Елеусинов, профсоюзные активисты, заключенные в тюрьму в 2017 году по политически мотивированным обвинениям, были освобождены условно-досрочно, но им по-прежнему запрещено заниматься профсоюзной деятельностью. Лариса Харькова, бывший президент КНПР, также по-прежнему не имеет права вступать в профсоюзы. В сентябре 2018 года власти Шымкента возбудили уголовное дело против Ерлана Балтабая, другого откровенного профсоюзного активиста, который публично говорил о преследовании на Международной конференции труда в июне 2018 года. В августе и сентябре 2018 года министерство юстиции отказалось зарегистрировать новую конфедерацию, Конгресс независимых профсоюзов Казахстана. Забастовки рабочих по-прежнему происходят вне правовых норм, подвергая работников насилию и возможному преследованию.

Рекомендации

  • Прекратить репрессии против независимых профсоюзов и снять ограничения на их деятельность, прекратить политически мотивированные уголовные преследования профсоюзных лидеров, в том числе Ерлана Балтабая, отменить приговоры Ларисе Харьковской, Нурбеку Кушакбаеву и Амину Елеусинову и разрешить им возобновить их профсоюзную деятельность без вмешательства или преследования;
  • Пересмотреть Закон о профсоюзах 2014 года и Трудовой кодекс 2015 года, чтобы привести их в соответствие со стандартами Международной организации труда.


Сексуальная ориентация и гендерная идентичность

Во время предыдущего УПО Казахстан принял рекомендацию «принять конкретное законодательство, запрещающее дискриминацию по признаку сексуальной ориентации». Однако преследование, дискриминация и угроза насилия влияют на повседневную жизнь лесбиянок, геев, бисексуалов и трансгендеров (ЛГБТ) в Казахстане. Представители ЛГБТ сталкиваются с враждебностью за закрытыми дверями частных домов и в общественных местах, таких как парки и ночные клубы. Государственные учреждения не в состоянии обеспечить постоянный уход и защиту. В тех редких случаях, когда жертвы сообщают о нарушениях или обращаются за социальными услугами, официальные ответы неадекватны. Во многих случаях злоупотребления, от которых страдают представители ГБТ, окутаны стыдом из-за широко распространенной антипатии к сексуальному и гендерному разнообразию.

Рекомендации

  • Принять законодательство, запрещающее дискриминацию по признаку сексуальной ориентации;
  • Гарантировать, что сообщения о злоупотреблениях, угрозах или преследованиях в отношении людей на основании их гендерной идентичности или сексуальной ориентации будут тщательно расследованы, а виновные будут привлечены к ответственности;
  • Изменить казахстанские процедуры признания пола, чтобы позволить трансгендерным людям изменять свой юридический пол во всех документах посредством процесса самопровозглашения, который свободен от медицинских процедур или принуждения.


Дети с ограниченными возможностями

Во время своего последнего УПО Казахстан принял восемь рекомендаций относительно ратификации Конвенции о правах инвалидов и одну рекомендацию «принять необходимые меры для обеспечения детям-инвалидам доступа к качественному образованию».

В частности, в апреле 2015 года Казахстан ратифицировал Конвенцию о правах инвалидов, и правительство Казахстана взяло на себя обязательства по расширению инклюзивного образования, в рамках которого дети с ограниченными возможностями и без них учатся вместе. Однако прогресс идет медленно, и большинство детей-инвалидов по-прежнему не могут получить инклюзивное, качественное образование наравне с другими. Ключевым барьером для инклюзивного образования является медицинская комиссия, известная как Психолого-медико-педагогическая консультация (ПМПК), которая оценивает детей, чтобы определить, какое образование получают дети с ограниченными возможностями. ПМПК обычно рекомендует, чтобы дети с ограниченными возможностями получали образование дома, когда учитель посещал их несколько раз в неделю, или чтобы они посещали специальные школы или отдельные классные комнаты в обычных школах. Дети с ограниченными возможностями в неврологических психиатрических учреждениях практически не получают образования или совершенно не получают его.

Рекомендации

  • Гарантировать, что инвалиды могут получить доступ к качественному инклюзивному образованию там, где они живут, наравне с другими, в том числе посредством предоставления разумных приспособлений;
  • Преобразование ПМПК и гарантирование того, что дети-инвалиды не будут обязаны иметь заключение ПМПК для посещения общеобразовательных школ в своих общинах.


Лица, ищущие убежища, и беженцы

В июле 2018 года суд остановил депортацию в Китай этнической казашки, гражданки Китая Сайрагуль Сауытбай, учительницы начальной школы, которая публично говорила о насильственных «политических перевоспитательных» лагерях Китая в Синьцзяне.
Сауытбай покинула Китай в начале 2018 года. В октябре Казахстан отказал ей в убежище.

Рекомендация

Строго соблюдать принцип невысылки, который запрещает принудительное возвращение людей, подвергающихся риску подвергнуться пыткам или жестокому обращению, в страны их происхождения или в другое место назначения, где они столкнутся с аналогичным риском.


Оригинал публикации: https://www.hrw.org/news/2019/10/01/hrw-submission-universal-periodic-review-kazakhstan

 

Фото с открытых источников.

Мнение