20.01.2021, 12:54
Platon Asia

Арест как меру пресечения в Казахстане используют для психологического давления

Арест в виде меры пресечения часто используется как способ психологического давления на тех, кто отказывается признавать вину, считает депутат мажилиса Дания Еспаева, передает platon.asia

фотография из открытых источников

«В депутатскую фракцию ДПК «Ак жол» поступают обращения адвокатов, действующих в интересах граждан, волею судьбы оказавшихся под следствием, с жалобами на неоднозначное применение норм уголовно-процессуального законодательства при избрании меры пресечения. В обращениях приводятся примеры многочисленных нарушений конституционных прав их подзащитных со стороны следственных, надзорных и судебных органов, которые, несмотря на наличие смягчающих обстоятельств, отказываются применять на период досудебного расследования меру пресечения, не связанную с реальным содержанием под стражей. Адвокаты уверены, что данный подход является одним из способов давления в отношении привлекаемых лиц за непризнание своей вины», - сказала Еспаева на заседании мажилиса в среду.

Кроме того, она отметила, что следственные органы также неоднократно продлевают сроки содержания под стражей.

«Также, в моду следственных органов вошло и неоднократное продление сроков содержания под стражей. Сама же процедура продления зачастую проходит с нарушениями норм УПК РК. При этом, неоднократные ходатайства адвокатов на указанные нарушения и требования об изменении меры пресечения остаются без удовлетворения», - отметила она.

По словам депутата, эта мера пресечения все чаще применяется как психологический метод давления в отношении женщин, воспитывающих в одиночку несовершеннолетних детей либо имеющих на иждивении престарелых родителей.

«К примеру, обвиняемая Алданиш Нурайым содержится под стражей с 1 февраля 2020 года и срок ареста которой уже дважды продлевался, а ходатайства адвоката об изменении ей меры пресечения, как вдове, матери двух несовершеннолетних детей, оставлен без удовлетворения», - подчеркнула Еспаева.

Также она напомнила о деле Айсулу Мукажановой, «находящейся в СИЗО с 24 октября 2020 года лишь за то, что продала свою квартиру, собственником которой являлась и никаких обременений на имуществе не было».

«Адвокат Мукажановой уверен, что дело вообще не имеет ничего общего с уголовным преступлением, поскольку в настоящее время рассматривается гражданское дело по продаже спорной квартиры, принадлежащей ей на праве собственности. При этом у обвиняемой есть постоянное место жительства, где она проживает с детьми и 83-летней матерью, за которой кроме нее некому ухаживать», - сказала депутат.

По мнению парламентария, практика показывает, что нормы, определяющие избрание меры пресечения, «являются нерабочими, а органы, ведущие уголовный процесс, применяют их по своему усмотрению».

«То есть налицо двоякое применение одних и тех же норм кодекса, которые фактически превратились в инструмент давления на несогласных с выдвинутыми в отношении них обвинениями. (…) Необходимо прекратить порочную практику заключать людей под стражу до вынесения приговора суда, в случае наличия смягчающих обстоятельств по делу», - заявила Еспаева.

В связи с этим депутат попросила генерального прокурора Гизата Нурдаулетова при избрании меры пресечения требовать от органов, ведущих уголовный процесс, неукоснительного соблюдения норм уголовно-процессуального кодекса Казахстана.

Алданиш Нурайым – риелтор, которая проходит фигурантом по делу о продаже участков около аэропорта Алматы. Адвокаты неоднократно заявляли о давлении на Алданиш за то, что она не признает вину. В числе нарушений, на которые указывает ее защита, также то, что ей даже не дали ознакомиться с материалами дела, по которому ее подвергли уголовному преследованию.