13.11.2020, 13:10
Аделина Кожагулова

Евгений Жовтис: “Народ учится быть свободным”

Казахстанский правозащитник Евгений Жовтис рассказал о причинах массовых митингов на территории ЦА, формировании демократического поля и гражданском самосознании нашей страны. Чего ждать и к чему готовиться населению центральноазиатского региона, ответил эксперт аналитическому порталу platon.asia
Фото: https://informburo.kz/

- За последние несколько лет массовые митинги и недовольства разгораются с новой силой на территории Центральной Азии. Как Вы думаете, с чем это связано? 

- У этого явления есть несколько факторов. Главный из них исторический. Страны ЦА получили независимость и провели серьёзные экономические изменения только 30 лет назад. Элита, что находилась у власти в то время явилась главным бенефициаром этого процесса. Произошел переход от плановой государственной экономики к рыночной. Это сильно ударило по населению стран.

Мне кажется, данный переход  не соблюдал принципы социальной справедливости. И для того, чтобы хоть как-то восстановить ее, государствам требовались крупные политические изменения, которые не произошли. В действительности они не полностью закончили ни экономический транзит (хоть создали основной макроэкономический рынок), ни политический. Таким образом, получилась смесь советского устройства с рыночной экономикой западного типа. 

В итоге сформировался режим, который не решает три ключевые проблемы:   
1.Правительство стран ЦА не в состоянии эффективно решать социальные проблемы. 
2. Судебные и правоохранительные органы не способны решать проблемы справедливости.
3. Назрел вопрос сильного социального расслоения. 

С каждым годом все это приводит к внутренней нестабильности. Появляется ощущение, что ничего не происходит и жизнь не улучшается. 

Помимо внешних внутренних факторов существуют ещё и факторы внешнего характера (ситуации на исламском юге, в Китае, России). 

- Как вы думаете, могут ли протесты на постсоветском пространстве быть продолжением Холодной войны?

- Ну, конечно, нет. Все эти конспирологические теории вводят меня в ужасную тоску. Люди, которые выдвигают их, не очень понимают как устроен современный мир. Они пытаются объяснить объективные процессы субъективным составляющим. Я много раз пытался понять сторонников этих теорий, во время событий в Украине. 

Часто задавался вопросом: “Пробовали ли создатели теорий заговоров вывести на улицу 800 000 человек? Людей образованных, продвинутых?”. Представить, что они вышли за деньги, по-моему, невозможно. Ведь даже государству дается с трудом раздать пособия нескольким сотням человек, не говоря уже о тысячах.

Все это объясняется другим процессом. У общества растёт самосознание, понимание происходящего. Работает интернет, который представляет альтернативу. Люди видят, как развиваются другие страны. Тут заговоров нет. 

Следует помнить, что нормальное общество - это общество, у которого есть собственные взгляды. Народ просто учится быть свободным. 

Предположения, что происходящее является продолжением Холодной войны в виде попыток заслать проникновение чуждых взглядом в ЦА - это издержки советской психологии. То, что мы сейчас имеем не является войной между государствами, это война постсоветских элит, которые считают, что они и есть государство. 

Олицетворяя себя с государством, они рассматривают собственные народы, как объекты управления. Именно поэтому сегодня зачищена оппозиция. Ее нет начиная с России и заканчивая любой центральноазиатской страной. Таким образом, появляются байки про холодную, горячую войну, прозападный заговор или неправильный восток. 

- В начале построении своей государственности Казахстан планировал создать демократию, где будет свобода выбора, свобода слово. Как мы пришли к тому, что и президентские, и парламентские выборы стали носить лишь формальный характер?

- Чтобы дать ответ на этот вопрос, необходимо окунуться в историю. Когда Ленин приходил к власти, то поверьте мне, никаких мыслей о том, что он может потерять ее у него не было. Приоритетной в то время задачей было именно получение власти. Послее ее обретения, началась ликвидация любой альтернативы.

Власть, которую мы сейчас имеем в лице господина Назарбаева и господина Токаева являются наследниками той системы. У них даже в мысли нету, что может появится альтернатива. Поэтому с точки зрения политической составляющей никакого формирования и даже никаких намерений формировать демократическое поле не было. Все, что происходило, было имитационно.

- Как людям, желающим отстоять свои гражданские права, найти золотую грань между выражением своего недовольства и войной внутри государства?

- Часть общества, которая политически активна, которая желает найти ту самую золотую середину очень малочисленна. Неосознанные протесты в обществе никогда не выливались в нашей стране в серьезные политические вызовы и мобилизацию.
Политические партии в Казахстане толком не формируется. Все это очень верхушечно и очень ограничено по количеству. 

Еще одну ключевую роль играет наша огромная территория. При столь дисперсном населении представить мобилизацию более-менее серьезную по количеству очень сложно. Собрать всех протестующих для серьезного политического давления на власть сложно. А тех, кто протестует в Алматы или Астане недостаточно, чтобы презентовать что-то серьезное. У наше общества нет серьезного протестного потенциала или профессиональности.

Как людям выражать свои права? Им следует искать поддержку в обществе, пытаться делать что-то  понемногу на своем месте, и не питать никаких иллюзий, что что-то может измениться по щелчку пальцев. 

- Можно ли сказать, что населению Казахстана не хватает уровня политической культуры для проведения митингов, шествий и различных демонстраций?

- Думаю, нет. В начале 80-х годов я сам организовал митинги и количество протестующих было порой гораздо больше, чем сейчас. Можно вспомнить Карагандинских шахтеров, что боролись за лучшую жизнь. Или те же самые митинги в Алматы. Они проходили, при чем некоторые из них успешно. Нельзя сказать, что у людей в то время уровень полит культуры был выше или ниже.

Даже древние казахи для выбора хана собирались вместе. Да, они не стояли с плакатами, не назвали это митингами. Тем не менее, они тоже выражали свое мнение в решении проблем.

Таким образом, могу сказать, что проведение митингов это не вопрос политической культуры. Это одна из форм выражения мнения.

Сегодня у определенных масс людей есть понимание того, что митинги пока ничего не решат. Они не являются действенным способом политического влияния. Однако, хорошим способом выражения мнения. 

Народ ждет, что государство решит их проблемы. Но пока делает это, лишает себя возможности стать гражданским. Ведь в словосочетании “гражданское общество” ключевое слово именно “гражданское”.

Люди - это не просто политико-правовая связь с государством. Когда придет осознание общих проблем, общих задач и общего устройства. Тогда все изменится.

Сегодня этот процесс уже запущен. Появляются граждане, которые интересуются куда деваются деньги, которые они выплачивают в виде налога. Люди начинают заниматься серьезным общественным контролем, мониторят что делает государство. 

Пока назвать наше общество гражданским сложно, но продвижки есть.

Мнение