04.01.2022, 12:12
A+ Analytics

О заочном споре Пифагора с Владимиром Путиным

«Казахстан - один из самых близких наших союзников. У нас сложились уникальные отношения с Казахстаном… Да это, ну русскоговорящая страна в полном смысле этого слова». Эти слова Владимира Путина, сказанные 23 декабря прошлого года во время пресс-конференции, подвели своеобразный итог развития нашей страны за годы независимости, а также, надеемся, поставили точку в череде информационных нападок со стороны представителей российского политического истеблишмента, длившихся целый год, будучи раздуваемыми медиа-ресурсами соседней страны, стремящихся поднять свои рейтинги за счет острых тем.

Фотография с открытых источников

Конечно же, такие слова о сотрудничестве между нашими странами, стали целительным бальзамом для нашего общества, встревоженного неожиданной негативизацией российской риторики относительно Казахстана, и вместе с тем на контрасте показали, насколько в России не привыкли считать нашу страну самостоятельным и независимым субъектом международных отношений, который сам волен решать, каким путем ему развиваться дальше. Ведь за прошедшее время казахстанцы почти привыкли и перестали удивляться многочисленным опрометчивым замечаниям со стороны российских политиков об истории, территории, суверенитете, а теперь уже и об языковом будущем Казахстана. 
В этом плане, иногда хочется сказать спасибо руководству России за честные слова о нас, без которых легко расслабиться, читая лишь официальные новости. Без такого «взгляда со стороны» сложно оценить итоги тридцати лет развития как Казахстана, так и государственного языка нашей родины. 

Ведь, несмотря на солидный срок суверенитета, а также наличие таких атрибутов, как герб, гимн, национальная валюта, объективности ради необходимо признать, что зависимость от Москвы продолжает существовать и поныне. Это влияние хорошо прослеживается во многих сферах, начиная от членства Казахстана в военной организации ОДКБ, экономической организации ЕАЭС, и вплоть до глубокого погружения в информационную среду России, в том числе через свободную трансляцию российских телеканалов на нашей территории. К тому же, ностальгия по советскому прошлому, это важная часть культуры и настроений многих наших сограждан. 

Безусловно, взаимовыгодное двухстороннее сотрудничество с Россией является необходимым условием стабильного развития и безопасности Республики Казахстан. Но также безусловно и то, что такое сотрудничество должно основываться на строгом балансе интересов обеих сторон, на равноправии и справедливости.   

За период независимости у Казахстана было множество возможностей для строительства внутренней и внешней политики, базирующихся исключительно на национальных интересах общества и государства. Примеры таких государств, как Республика Корея, ОАЭ, которые из аграрных стран превратились в лидеров экономического роста и прогресса за такой же тридцатилетний срок, известны всем. И на фоне подобных успехов порой сложно объяснить, почему наш Казахстан с огромной территорией, природными богатствами, немногочисленным населением, до сих пор не может решить проблемы бедности, стабильного интернета на селе, технического обеспечения школ, трехсменного образования и пр. 

В теории, за тридцать лет мы могли построить совершенно иную страну, нежели имеем сейчас. Однако в действительности политическая система и культура населения недалеко ушли от прежних традиций, доставшихся от СССР. Отсутствие реальной многопартийности, ограничения в работе СМИ, неприятие инакомыслия, системная коррупция, слабое гражданское общество являются общим слабым местом для многих постсоветских государств, в том числе и нашего. И политическое давление Кремля, вкупе с экономическим и информационным, только подтверждает необходимость скорейшего решения задач укрепления независимости Казахстана.  

Можно до известной степени согласиться с мнением депутата Мажилиса Казбеком Иса, в сердцах отметившим, что Казахстан до сих пор не обрел подлинного суверенитета и продолжает традиции советской колонии. К сожалению, до сих пор остаются многие «белые пятна», которые требуют своей оценки с позиций нашего времени, будь то восстание 1916 года, голод 1931-1933 годов, либо декабрьская трагедия 1986 года и т.д.
Поистине титанические усилия первого президента Н.А.Назарбаева по укреплению Казахстана, развитию казахского языка были, к сожалению, помножены на низкую эффективность госаппарата, а также «креативность» чиновников,  направленную на изобретение разнообразных коррупционных схем.

Отголоски советского тоталитаризма продолжают аукаться в современном Казахстане, о чем говорят многие факты. Так, по индексу демократии, свободы прессы в 2020 году Казахстан занимал 128 и 155 места соответственно, занимая позиции рядом с такими антилидерами, как Зимбабве, Руанда, Узбекистан, Россия и Гондурас. Это лишь подтверждает мысль, что традиций прошлого не просто сохраняются, но и происходит плавная консервация негативных аспектов политической системы. К примеру, практика лингвистического дублирования вывесок, уличных указателей и оформления прочего публичного пространства зачастую приводила к стагнации сферы применения казахского языка, но свое решение данная проблема нашла лишь в конце прошлого года.   

За время независимости были реализованы различные государственные проекты и программы развития казахского языка, стоившие огромных бюджетных денег, но, к сожалению, не принесшие явно ощутимых результатов. В результате такой «холостой работы» теряется понимание целей стратегии и объективное осознание реальности двадцать первого века, где единство нации, сплоченность народа, стратегическая выгода являются единственным верным ответом. 

Так, можно сказать, что последняя программа развития языков, рассчитанная на 2011-2020 годы, не достигла намеченного по многим параметрам. Вряд ли кто из серьезных социологов  рискнет подтвердить увеличение доли населения, владеющего казахским языком, до девяноста процентов в 2020 году. Также очевидно, что мы не смогли добиться, чтобы все выпускники школ владели бы государственным языком на уровне В1, как изначально планировалось. Очевидно, что нынешние проекты и программы развития казахского языка направлены на достижение лишь промежуточных задач, без постановки стратегических целей.

Такие задачи, возможно, легко прописать в директивах, и тем более потратить на них финансовые средства, но они не позволяют достичь значимых для всего общества результатов. В итоге у наших граждан формируются привычки, о которых говорилось ранее. Так, привычным становится, что руководители соседней страны на полном серьезе  обсуждают наши внутренние дела, с намеком на порицание неугодных для них решений, и также привычными для нас становятся государственные проекты по расширению сферы применения государственного языка, которые не приносят видимых результатов. Как тут не вспомнить  мудрые слова древнего ученого Пифагора,  о том, что «привычка и с рабством примирит»…

 Шарип Ишмухамедов.

Мнение