24.12.2020, 17:34
Аделина Кожагулова

Гульнара Бажкенова: “Лучше уже не будет, разве что хуже”

Об итогах года редакция портала platon.asia поговорила с известной казахстанской журналисткой Гульнар Бажкеновой.

Фото: platon.asia

Известная казахстанская журналистка, основательница информационно-аналитического портала orda.kz Гульнар Бажкенова в интервью platon.asia поделилась авторитетным мнением по поводу грядущих парламентских выборов, действующей власти, переходе казахского языка на латинскую графику, а также подвела итоги уходящего 2020 года.

- Гульнар, расскажите о себе и если не секрет про семью…

- Ну что рассказывать, я занимаюсь журналистикой еще со студенческих лет и в последующем не меняла профессию, разве что направление. Работала и в газете, и на телевидении, и даже для радио писала репортажи, уже в десятых годах перешла в онлайн. Хочу заметить, что этот опыт разных площадок и форматов очень полезен мне сегодня. 

Что касается личной жизни, то она у меня скучная – дом, школа сына, работа. (смеется)

- Ранее Вы работали в «Hola News» с этого проекта, это было обоюдным решением или был конфликт с коллективом? Что подтолкнуло Вас создать собственное информационное агентство? 

- Почему-то у нас принято считать, что уход человека откуда-либо обязательно связан с каким-либо конфликтом. Без всякого лукавства отвечу, ничего такого не было. Выходить из зоны комфорта можно и без конфликтных ситуаций. У меня лишь было желание запустить собственный проект со своим видением. 

Говоря о «Hola News», это был хороший опыт. Я руководила проектом в партнерстве с двумя талантливыми молодыми людьми. Учитывая разницу поколений, они давали свежее видение, а я опыт, знания, мы дополняли друг друга в общем. Таким образом, получилась коллаборация, которая выдала за 2 года достаточно успешный кейс. За такой короткий промежуток времени мы получили национальные награды, цитируемость мировых СМИ (Guardian, Foreign Policy), нас даже упомянул в своей речи министр иностранных дел Великобритании.

Однако, все мы знаем, что такое работа в партнерстве “один хочет так, другой так”. Ребята хотели развиваться по части IT-бизнеса. Я их очень понимаю и поддерживаю. Они бизнесовые парни, ориентированные на бизнес, я же больше медийщик. Мне нравится все, что связанно с информацией, ее обработкой, анализом, публицистикой.
Возможно, карантин и бесконечные размышления повлияли на принятое мной решение, но так или иначе как только я смогла себе это позволить, открыла собственное дело.

- Гульнар, расскажите пожалуйста о трудностях, с которыми Вы столкнулись при создании информационного агентства, о наборе журналистов, как проводился подбор журналистов по каким навыкам? 

- Ну нелегко было искать команду журналистов, видеографов, фотографов – кадры по-прежнему решают все. В Казахстане любому бизнесу трудно с этим, а в журналистике тем более. Нашей профессии не хватает ресурсов, чтобы удерживать специалистов. Многие уходят в смежные направления, например, PR, ведь там элементарно больше денег. 

-Удалось ли Вам все-таки собрать подходящую команду?

-Да, конечно. Я считаю, что работаю с лучшими журналистами! 
Однако, у нас до сих пор есть незакрытые вакансии. Поэтому, наши двери все еще открыты.

- Заканчивается год, вместивший в себя много событий как местного, так и мирового значения. Какие ключевые, наиболее значимые и важные события Вы можете выделить в 2020-м году?

- Первое и, наверное, самое очевидное это- коронавирус. 2020 год человечество прожило под знаком “пандемии”. Хотелось бы вспомнить обложку The economist (Прим. авт The economist- крупный англоязычный еженедельный новостной журнал), где изображен глобус в форме ягодиц. В этом прослеживается легкая ирония. 

Не секрет, что первое время власти страны скрывали беспрецедентную смертность. С целью узнать истинную картину я поехала в морг. Исходя из слов сотрудника данного учреждения, стало известно, что в обычные дни бывает около 1-2 человек. Это является нормой. Более 10- уже ненормально. По дороге я задавалась вопросом, какое количество людей все-таки увижу.

Алматинский морг на пике коронавируса, где люди теряли покойников, навсегда оставит след в моей памяти. Картина, которую я лицезрела, действительно повергла меня в шок. Передо мной предстала огромная очередь людей, ждущих тело своих родных… 

Еще одно событие, которое я бы хотела осветить-это покушение на Навального. Данный инцидент произошел за пределами нашей страны. Однако, он имеет весомое значение в мировом масштабе. Казахстан — это не провинция, которая крутится в своем соку. Это страна, которая живет в ритме со всем миром. 

Покушение на жизнь российского оппозиционера важно для Республики Казахстан хотя бы, потому что наши спецслужбы и политическая элита очень интегрированы. Будучи боевым братством, страны имеют достаточно тесные связи между собой. И история это ни раз доказывала! 

Читая новости по данной тематике, сразу задаюсь несколькими вопросами… А как бы поступили наши? Как они видят борьбу с инакомыслящими? Как они понимают свой долг перед собой?

Третье событие, на которое мне бы хотелось обратить внимание это грядущие парламентские выборы. Известно, что они пройдут в 2021 году, однако процесс подготовки происходит именно сейчас. 

Мы долго к ним шли, строили некоторые иллюзии. Однако, по итогу ни одной оппозиционной партии не сформировалось. 

Еще одним достаточно значимым событием стал год транзиту президентской власти.

Также не могу не упомянуть о событиях в Кордае. Это трагедия, из которой мы должны вынести уроки. Очень важно признать, что это был межнациональный погром, вызванный ущемлением прав меньшинств. Ведь только признав это, мы сможем избежать ошибок в будущем. 

Лично для меня этот год ознаменовался первым уголовным делом, возбужденным против меня. Радоваться тут нечему. Тем не менее, эта история многому меня научила.

- Вы упомянули о братских отношениях с Россией…Хотелось бы услышать Ваше мнение касательно высказываний российских депутатов о землях Казахстана и их принадлежности? 

- Это возмутительно! У России очень странные отношения с бывшими советскими республиками. Как правило, метрополии стараются выстроить дружественные, патерналистские отношения. 

Возьмем, к примеру, Великобританию. Это очень мудрая, сильная держава. Ей нечего и некому доказывать. Ее бывшие колонии такие молодые, где-то даже задиристые. Они словно маленькие щенята, которые пытаются куснуть старого пса.

У России с бывшими советскими республиками складываются парадоксально иные взаимоотношения. Россия — это мощная, великая, державная страна. Однако, ведет себя как маленькое, задиристое, недавно получившее независимость государство. Складывается ощущение, что страна хочет самоутвердиться и что-то доказать кому-то.

Оценивая поведение российских депутатов, следует понимать один важный нюанс. Выступая с подобными заявлениями, спикеры в первую очередь пиарятся среди своего внутреннего электората. Делается это явно не для Казахстана…

Возможно, не был учтен факт, что у нас одно информационное поле и язык общения. Ведь, если пригласить того же Никонова читать лекцию в нашу страну, говорить он будет совершенно иные вещи. 

Куда важнее реакция Казахстана на эти заявления. По-моему, она оказалась очень правильной и мудрой. Демонстрировать повышенное чувство собственного достоинства было бы неуместно в данном случае. 

- Ваше мнение о предстоящих парламентских выборах? Как Вы думаете прозрачна ли сама система наблюдения за выборным процессом? 

- Я думаю, что уже на данный момент выполнен достаточно большой объем работы. Проведен праймериз, составлены партийные списки. Только вот в них прошли нужные люди. Рассекретить это помогла ситуация, когда членов от партии “Нур-Отан” включили в список “Народной партии Казахстана”. 

Очевидно, что это не ошибка машины. Это оплошность и халатность определенного человека в определенном кабинете, в котором утверждались списки. Этот инцидент представляет собой полнейший абсурд, к которому мы уже относимся с улыбкой. 

Таким образом, ни о каких честных выборах и речи быть не может. Следует понимать, выборы — это не то, что происходит в день голосования. Их честность или же нечестность не может зависеть лишь от одного дня. Выборы — это подготовительная работа, прозрачность прохождения в списки, допущение самих партий до голосования.

Наблюдая за всем, что происходит по вышеупомянутым пунктам, могу сказать, что грядущие выборы уже не такие, какими должны быть. Они не конкурентоспособны.

- В этом году Казахстан празднует 29-летие своей независимости. Как, на ваш взгляд, изменилась страна, люди за это время? Какие изменения в ментальности казахстанцев вы видите? Что вам нравится, а что нет?  

- Очень сложно ответить на данный вопрос в двух словах. 

Вообще, у наших людей очень короткая память. Они не помнят, что было в 2000-х. К сегодняшнему уже выросло поколение, которое не знает ближайшую историю. Люди думают, что была какая-та свобода, что КНБ действовал иначе. Ничего такого не было, а может было еще хуже.

У многих молодых журналистов есть мнение, что была свобода слова. Однако, в Казахстане ее никогда не было. Для примера хочу вспомнить один случай. В 1996 году М. Исмаилов был осужден на год за то, что на митинге в эмоциональном состоянии крикнул “Назарбаев подлец!”. Представляете! Год лишения свободы за это... 

Первое 10-летие Независимости характеризовалось сильной надеждой в сердцах народа. Людям казалось, что завтра будет только лучше. На многое закрывались глаза… Уверена, что в то время никто и подумать не мог, что за 30 лет фактическим руководителем страны останется тот же человек, что и в 1991.

По прошествии стольких лет, надежды у людей не осталось. Пришло осознание, что изменений ожидать не стоит. Лучше уже не будет, разве что хуже. Сегодня мы можем наблюдать, огромный отток не только русского и славянского населения, но уже и самой титульной нации.    

- Можете ли Вы поделиться своими мыслями о перспективах востребованности государственного языка? Как Вы думаете поможет ли латиница популяризировать казахский язык? Сможем мы осуществить задуманные цели до 2025 года?

- Это тот самый вопрос, из-за которого я всегда получаю по шапке (смеется).

В общей сложности сегодня растет огромное количество носителей, для которых казахский язык является первым. Для некоторых из них он является единственным. 

Тем не менее, я не считаю, что это хорошо. Казахский — это не язык международного и даже не регионального значения. Ситуация, когда целая нация является носителем одного локального языка- не очень привлекательна. Ведь в современном, глобализованном мире это ничто иное как слабость. 

Давайте обратимся к истории двух стран: Малайзии и Сингапура.

В 50-х годах прошлого века Сингапур выбрал своим государственным языком английский, невзирая на то, что половину населения составляли китайцы и малайцы. Таким образом, страна выбрала для себя путь лингвистического глобализма.
Малайзия же пошла по пути языкового национализма, выбрав локальный малайский в качестве государственного.

Сегодня, по прошествии многих лет, очевидно, какая из стран лидирует. И в этом случае нельзя умалять роль выбора государственного языка. Конкурентоспособность и уровень развития Сингапура во многом зависит именно от принятого в то время решения.

Пару лет назад брала интервью у ученого лингвиста из Англии. Я спросила: “Был ли возможен сегодняшний успех Сингапура, если бы в то время английский не сделали государственным языком?”.  Эксперт ответил, что нет. Развитие экономики высоких технологий, финтека, диджитал технологий было бы невозможным с локальным языком...

- Сегодня работает концепция «слышащего государства», создан совет общенационального доверия (НСОД), в котором участвуют представители разных сфер. По-вашему мнению, учитывая эти факты, удалось ли государству, создать действительно эффективные формы диалога с народом?

- Попытки создать тот самый диалог с народом активно применяются. Уже с давних пор госслужащих призывают заводить социальные сети, блоги и так далее. Нужно отдать должное государству за старания, попытки идти за общественным мнением. Однако, следует понимать, что нельзя что-то исправить, не меняя самого механизма.

- Какова Ваша позиция по отношению к действующей власти?

- Я думаю, что важные решения в стране принимаются нашим Елбасы, но и у Касым-Жомарта Токаева есть карт бланш. 

При транзите власти, лично для меня было важно, чтоб следующим Президентом стал кто-то не из членов Семьи. И хотя бы поэтому, я уже за него.

Касым-Жомарт Токаев — это очень карьерный человек, встроенный в систему. Понятно, что он предан Первому президенту. Тем не менее, по всем его действиям видно, что он хочет сделать что-то хорошее, принести пользу. 

Нужно отдать ему должное, что в казахстанских реалиях он не “нахапал” себе миллиарды, не создал олигархическую корпорацию из своих зятьев, сыновей и других родственников. 

 

Спасибо за интервью!