17.12.2020, 07:43
Талгат Мамырайымов

Вывозная, сквозная экономика Казахстана

Петр Своик: Таблицы расходов и доходов домохозяйств - оцифрованная картина повальной бедности населения.
Фото: из социальной сети facebook

В эти дни, когда страна празднует очередную годовщину Независимости, интересно узнать, какую экономику мы построили за эти годы, как она функционирует. Об этом нам расскажет независимый казахстанский экономист Петр Своик.

- Вы говорите, что в Казахстане - вывозная экономика. Некоторые экономисты полагают, что у нас функционирует раздаточная, командно-административная экономика с крохотными островками рыночной экономики. Петр Владимирович, может быть, «вывозная модель» сочетается с этими моделями экономики в нашей стране?

- Да, именно так: рыночные островки в нашей вывозной экономике крохотны, а раздаточная и командно-административная экономика занимает громадное место. Потому, что только так, в такой модели это и может быть.

Поясняю. Вся современная экономика имеет наднациональный характер, и как единый организм, связанный системой кровообращения, глобальный рынок пронизан цепочками создания стоимости, он весь и состоит из таких цепочек. Конкуренция же за места в таких цепочках – жесточайшая, за исключением двух ниш, - поставок сырья и потребления готовых товаров. И вот Казахстан, благодаря природным ресурсам и передаче их «иностранным инвесторам», сумел прочнее и глубже, чем любая другая республика бывшего СССР, закрепиться в самом начале мировых производственных цепочек и в самом конце цепочек потребления.

Идеальной же такая модель стала бы в том случае, если бы в стране никакой экономики, кроме добычи нефти и металлов на вывоз не существовало, потребление же сводилось бы к обеспечению того же сырьевого экспорта и поддержанию жизнедеятельности обслуживающего персонала, - необходимого минимума рабочих, управляющих и чиновников.

И вот правительство, которое в целом обслуживает именно вывозную модель, и само является ее частью, все-таки сопротивляется доведению такой системы до идеального, - с точки зрения интересов внешнего рынка, состояния. То есть превращению в «самозанятых» не половины, как сейчас, трудоспособного населения, а двух третей или даже трех четвертей. И соответствующей «оптимизации» социальной сферы.

Поскольку же все базовые механизмы, - плавающий курс местных денег, недоступность и удушающая стоимость коммерческого кредита, дерегуляция тарифов естественных монополий и так далее настроены на подавление любой не нужной внешнему рынку производственной деятельности, поддержку внутренней экономики и социальной сферы приходится осуществлять фактически против рынка – раздаточными командно-административными методами.

А если вы спросите, откуда наша чудовищная коррупция, отвечу: отсюда же!

- Петр Владимирович, какие социальные, финансово-кредитные стандарты и нормы навязывают нам МВФ и другие международные структуры, каким образом они обеспечивают функционирование вывозной экономики?

- Пункт первый – плавающий курс тенге. Но тут надо понимать, что это лишь демонстрируемое на вывесках обменников отражение фундаментальной части «вывозной» модели. Плавание национальной валюты - это невмешательство государства в «свободно складывающийся» внешний платежный баланс, право доллара свободно, без пошлин и каких-либо ограничений входить и выходить из национальной экономики. И, в целом, роль тенге, как «местного доллара», эмитируемого обменным, но никак не кредитным, тем более – инвестиционным, способом.

Второе - это экстерриториальность сырьевых экспортеров – свои сделки они совершают за пределами фискальной и любой иной юрисдикции Казахстана, там же держатся и основные счета. И уж подавно на территории добычи не должно быть никаких местных бирж.

Третье - это почти исключительно внешнее кредитование и инвестирование, при принципиальном отсутствии местной кредитной и инвестиционной базы. Такая кредитная и инвестиционная зачистка обеспечивается поддерживаемой Национальным банком исходно высокой стоимостью местных денег через базовую ставку, причем длинное фондирование не осуществляется даже по такой завышенной ставке, - только краткосрочное.

Но всего не перечислить, это комплексная и хорошо продуманная система.   

- Петр Владимирович, можно ли построить постиндустриальное, открытое демократическое общество на основе нашей экономики, либо для этого требуется ее кардинальное изменение?

- Еще первый президент сказал: сначала экономика, потом политика, и был совершенно прав. Мы встроились в мировой рынок в качестве сырьевой и монетарной провинции, а надстройкой на таком экономическом базисе стала президентская вертикаль, со всеми ее нам известными свойствами. В этих рамках можно иметь только то, что мы и имеем. 

Причем валюто-избыточные времена для такой модели в прошлом. Национальный фонд давно уже переведен из накопительного в расходный режим и сейчас речь идет не о каких-либо совершенствованиях, а об элементарном поддержании устойчивости.
Я бы добавил – на фоне качающегося мира речь должна бы идти о срочном формулировании и осуществлении такой евразийской парадигмы, которая смогла бы смягчить предстоящие глобальные потрясения и начать осуществление совместного национального развития. Но речь об этом не идет, к сожалению.

- Петр Владимирович, для экономического и социального планирования очень большое значение имеет статистика. На Ваш взгляд, какой уровень достоверности информации Комитета по статистике по уровню жизни казахстанцев, адекватно ли она отражает соответствующие реалии, или она сплошь фальсифицируется, чтобы не показывать Казахстан в невыгодном свете?

- Если бы я даже захотел, не смог бы привести пример явно сфальсифицированной, слишком уж приукрашенной статистики. Зато давно удивляюсь той смелости и откровенности, с которой публикуются прямо-таки разоблачительные статданные. 

Посмотрите, например, на подробные таблицы расходов и доходов домохозяйств, на что расходуются семейные бюджеты – это же оцифрованная картина повальной бедности населения. Или, к примеру, расклад ВВП по доходам: доля работников наемного труда – не более трети, а две трети – доходы корпораций. Прямо так в отчетности и указывается, хотя фактически это призыв к революции.

И так – какую позицию ни возьми. Расклад по инвестициям, по кредитам, по внешнему долгу, по выводу (не воровству, а именно по легальному выводу) капиталов, – все в открытом доступе и везде готовые обвинительные материалы и – прямо хоть сейчас начинай привлекать к ответственности.

Другое дело, что органы, такие статданные формирующие и публикующие, и правительство в целом, да и тот же Национальный банк, собственной же убийственной информации как бы не замечают – ни разу не приходилось слышать о попытках анализа. То же и в Администрации президента – помимо Агентства по стратегии, там уже почти год действует Центр мониторинга и анализа реформ – кто-нибудь слышал о результатах?

- Петр Владимирович, если смотреть долю средней месячной зарплаты от ВВП на душу населения по паритету покупательной способности, то этот показатель в Казахстане в 2018 году составил 1,7%, в России – 2,4%, в Беларуси – 2,4%, в Азербайджане – 1,8%, в Армении почти 3,7%, в Кыргызстане – 6,4%, в Молдове – почти 5,6%, в Украине – 3,7%, в Узбекистане – почти 2,6%, в Грузии – почти 3,6%. Получается, в указанных странах распределение доходов более справедливое, чем в Казахстане?

- Слово «справедливое» вряд ли годится даже для чемпионов в этом списке. Место же Казахстана вполне объективно и заслуженно. У нас не только самая «вывозная», но и самая «сквозная» экономика.  На пике «тучных» лет доля экспорта в ВВП достигала почти половины, импорта – более 40%. Сейчас чуть меньше, но все равно, с учетом энергетической, транспортной, строительной и торговой инфраструктуры ориентация на внешние рынки натягивает на себя до трех четвертей национального продукта по экспорту и до двух третей по импорту. То есть в Казахстане производится в основном то, что страна не потребляет, а страна потребляет преимущественно то, что ее экономика не производит.

Да, в перечисленных бывших братских республиках, кроме России, валовой национальный продукт сильно меньше, чем в Казахстане. Но он все же больше устремлен не во вне, а на себя, что и дает чуть больший процент внутренних доходов. И в России, кстати, где экономика тоже «вывозная», внутреннее производство все же существенно серьезней.


Петр Владимирович, большое спасибо за интервью!