05.06.2021, 20:09
Альсат Бейкенов

Сельское хозяйство - это база

Как отметил экономист по развитию Майкл Липтон, «для выполнения общих целей развития общества необходимо развивать сельское хозяйство». 

Фотография с открытых источников

И в правительстве любят говорить о сельском хозяйстве. Его неустанно развивают вот уже 30 лет, силятся помогать фермерам, запускают неэффективные государственные программы. А в этом году Нурсултан Назарбаев высказался о приближающемся дефиците продовольствия, призвав объединить усилия для решения проблемы.

Цель и результат работающей программы по продовольственной безопасности это стабильное обеспечение за счет собственного производства основными видами продовольствия всего населения страны, при условии физической и экономической доступности продуктов питания в таком количестве и качестве, которые необходимы для сохранения и поддержания жизни и дееспособности людей, а так же максимально возможной независимости государства от внешних источников продовольствия.

Сама деятельность по обеспечению национальной продовольственной безопасности регламентируется законами «О национальной безопасности в Республике Казахстан», «О государственном регулировании развития агропромышленного комплекса и сельских территорий», «О зерне», «О техническом регулировании», «О мерах по защите внутреннего рынка при импорте товаров», «О государственном материальном резерве» — то есть прямого регламентирующего закона у нас вроде как нет.

Казахстан рвется в высшую лигу, стремясь галопом пройти сквозь всё строчки рейтинга и все этапы развития — забывая, что без фундамента нельзя построить успешную страну.

Что является фундаментом развития сельского хозяйства? Программа развития.
За 30 лет в Казахстане так и не появилась твердая стратегия развития сельского хозяйства, а между тем, опыт показывает, что именно грамотная стратегия определяет экономический успех страны.

Интуитивно сельское хозяйство не воспринимается населением как что-то, что может обогатить страну: все хотят строить заводы солнечных батарей и Теслы, но что если это не так?

Переломным моментом, обеспечившим экономическое процветание Азии, является миссия принца Томоми, имевшая место вскоре после революции Мэйдзи в Японии. Миссия, собранная из 51 представителя разных сфер – индустрии, сельского хозяйства, финансов – осуществила визит в 15 разных стран в 1871–1873 гг. По результатам визита, включавшего посещение финансовых и промышленных объектов, был подготовлен 12-томный документ под названием «Мнения об индустриальном развитии», который стал документом, сфокусировавшим развитие японской экономики на приоритетных секторах.

И знаете, с чего начали японцы и другие азиатские тигры? С сельского хозяйства.
Историк Кеннет Пайл называл копирование траектории развития успешных экономик, в первую очередь Германии, «идеей фикс» правительства Японии.

Именно Хирата Тосуке, министр сельского хозяйства и коммерции Японии в 1890-х и архитектор экономических реформ, получил степень профессора в Германии и осуществил успешную реформацию Японии, переняв идеи Фридриха Листа. Именно он предложил альтернативу коммунистическому подходу к развитию индустриального общества. Лист так же аргументировал, что идеи Адама Смита об эфемерной «невидимой руке рынка» и Давида Рикардо о «торговом преимуществе» в корне некорректны. 

В основу японской стратегии реформации легла политика «рационализации», как ее называли японцы — это разумное использование ограниченных ресурсов для сфокусированного развития экономики.

В Казахстане можно фантазировать о бурном росте IT-технологий и нано-заводов как механизма вытягивания страны из бедности, но начинать нужно именно с сельского хозяйства -  это маркер реального положения дел в стратегическом управлении Казахстана. Основное отличие Казахстана и Японии состоит в том, что Казахстан унаследовал мощную материально-техническую базу от СССР.

Единственный вопрос состоял в рентабельности этих предприятий, ведь в бытность СССР они опирались на МБП, а переход на новые рельсы без поддержки государства в 90-е был практически убийством для большинства предприятий.

Критики обычно оценивают АПК так же по количественным показателям: дескать, N% ВВП, вместо такого, N тонн в сравнении с другими N% тонн, но как по-настоящему оценить успешность реформ? По количественным показателям? Да, но это дополнительный способ. Чиновники должны взглянуть на состояние АПК и цели реформ системно.

Реформы сельского хозяйства в Тайване и Японии должны были:

  • Обеспечивать занятость населения для социальной стабильности и устойчивого развития общества. 
  • Масштабировать хозяйства. 

В Казахстане большая честь сельхозников это частники, которые весьма опосредованно участвует в развитии сельского хозяйства. Государственная инфраструктура почти не учитывает фермера средней руки. Именно поэтому почти каждый год выпускаются новые программы для вовлечения сельхозпроизводителей. Сами по себе цикличные субсидии в сельском хозяйстве вещь обычная, но мы не просто обновляем раунды субсидирования — из года в год у нас вырабатывают ту самую стратегию, которая должна решить проблемы, должна помочь частникам...но воз и ныне там.

Текущая ситуация складывается так: фермеру трудно сбыть продукцию, ему ее негде хранить, ее дорого перевозить (а с платными дорогами только логистика будет занимать порядка 10-15% стоимости товара), ему сложно выбить субсидирование и он не может установить свою цену. Инициативы контролировать цены на продукты являются следствием развала АПК: так государство затыкает свои провалы чужими руками.

Мы  ориентируемся и на импортозамещение и на экспорт, но для нас роль играют сугубо количественные показатели. Экспортная планка ни на что не влияет – она призвана лишь показать эффективность производства как такового, мол, смотрите, сколько мяса мы произвели и можем отправить на экспорт (однако мы видим, что не можем достичь даже заявленной эффективности). Завидев провал мы не начинаем анализировать программу, вычленять слабые места, а просто запускаем новую пятилетку и устанавливаем новую планку.

Именно поэтому, кстати, азиатские игроки специализируются на высокорентабельных нишевых сельскохозяйственных продуктах и соревнуются друг с другом в эффективном использовании с/х земель. Казахстан в этом проигрывает соседу - Узбекистану.

Казахстан нуждается в новой стратегии субсидирования и протекционизма национальных производителей. Сельское хозяйство всегда придётся субсидировать – просто потому, что на международных сельскохозяйственных рынках ведется «война субсидий».

Субсидии в Казахстане же недоступны мелким игрокам. Это прямо заявляет советник по АПК главы Нацпалаты предпринимателей «Атамекен» Ербол Есенеев:

Во-первых, тормозит развитие отрасли ограниченный доступ фермеров к земле и ресурсам, а также к деньгам. Во-вторых, большой проблемой до сих пор является не налаженная система сбыта продукции. Открывать новые точки сбыта — задача государства.

Их нужно развивать, натаскивать для конкуренции и пугать  «экспортной дисциплиной», которая вынуждала выходить азиатских производителей становиться конкурентоспособными в мировом масштабе.

Именно такой подход позволит преодолеть проблему, обычно возникающую при предоставлении субсидий и протекционистских мер, когда предприниматели прибирают к рукам финансовые поощрения, но не справляются с тяжелой работой по созданию конкурентоспособных продуктов.

Производители, которые не могли соответствовать контрольным показателям экспорта, оказывались отрезанными от государственных щедрот и вынуждены были сливаться с более успешными фирмами, а порой и банкротиться. Благодаря такой политике, правительства в конечном счете получили у себя дома производителей мирового класса и тем самым окупили значительные вложения государственных средств.

Характер реформ в азиатских странах не ограничивался изменениями в субсидировании: он касался целого комплекса мер, от изменений в распределении земель, улучшения их доступности и ориентированности на «бизнес-обучение»,  до создания особых экономических конгламератов, которые существуют только в Японии и Южной Корее. Однако не так важно смотреть что они делали, сколько смотреть, зачем они это делали.

Если мы обратимся к целям, сформулированными странами с развитым АПК, то увидим, что ни масштабирования, ни системности нет. В РК пытаются внедрить точечные улучшения – пытаются увеличить доступ к субсидиям, доступность земли и сельхозугодий для фермеров, но началось это не вчера, а десять лет назад.

Очередной раунд инициатив для сельского хозяйства не будет эффективным системным улучшением если по итогу статус-кво для фермеров не изменится. 
Казахстан аграрная страна, несмотря на то, что наша основная статья ходов это нефтяная рента, и если мы сфокусируемся на фундаментально важном секторе экономики, мы сможем улучшить свое положение дел. Полученный опыт, ресурсы можно будет использоваться в самых разных секторах экономики.

Как итог, сегодняшняя политика в развитии АПК является результатом того, как мы воспринимаем эту сферу. Нам кажется, что мы можем «пропустить» этот важный этап индустриализации, развивать его параллельно. Но тридцатилетняя практика показывает, что нам нужно сосредоточиться на нем, ведь как показывает опыт других стран, это база развития экономики. 

Азиатские тигры, на которых мы можем ориентироваться сами скопировали принципы управления секторами экономики у Британии и США, у которых были точно такие же цели – просто улучшили их с учетом своих особенностей. И мы можем так же.

Мнение