Масштабный кризис на горизонте

Масштабный кризис на горизонте

Этот кризис станет финальным аккордом 75-летнего мегацикла. Мир ждет перезагрузка.

Пандемия коронавируса постепенно погружает весь мир в затяжной кризис. МВФ уже прогнозирует худший экономический кризис со времен Великой депрессии, а люди узнали, что цены на нефть могут быть отрицательными. При этом не все еще понимают, что проблемы мировой экономики гораздо глубже и сложнее чем экономический шок от тотального карантина. Потребность в постоянном росте и многолетняя манипуляция свободным рынком превратило ее в колосса на глиняных ногах. Это история о том, как все произошло.

Что важно знать про циклы

Но для начала давайте поймем, как работает экономика. Важнейшей частью рыночной экономики является кредит (долг) и процентная ставка. Дабы не докучать читателей лишней терминологией, давайте представим процентную ставку как рычаг для регулировки кредита (долговой нагрузки) в экономике. Когда процентная ставка низкая бизнес и обычные люди больше берут в долг для собственных нужд и развития, т.к. кредиты дешевые и доступные. При этом и люди, и бизнес обычно больше тратят и меньше накапливают, т.к. низкая процентная ставка не мотивирует их сберегать. Когда же процентная ставка растет, кредит становится дорогим, компании и люди меньше берут взаймы и сокращают лишние траты. Но при этом высокие процентные ставки мотивируют людей больше сберегать. Так формируется короткий долговой цикл продолжительностью в 5-7 лет: часть времени экономика растет на дешевых и доступных займах, а когда долговая нагрузка становится слишком большой, Центральный Банк берет в руки рычаг и увеличивает процентную ставку, тем самым замедляя чрезмерное заимствование и охлаждая экономику от перегрева.

Однако череда коротких долговых циклов на протяжении долгого времени неизбежно приводят к увеличению долговой нагрузки до такой величины, что экономика не в состоянии расплатится по долгам. Обремененная долговым бременем она неизбежно падает в депрессию, начинается болезненный кризис. Но в процессе этого падения экономика обновляется, она избавляется от излишних долгов и дисбалансов, и через какое-то время вновь готова к росту. Это так называемый длительный долговой цикл, который занимает 50-75 лет. Текущий длительный долговой цикл начался после Второй мировой войны, достиг пика долговой нагрузки в конце нулевых, и должен был завершиться мировым финансовым кризисом 2008-2009 гг. Но что-то пошло не так…

The Everything Bubble

Когда в 2007 г. лопнул пузырь на рынке ипотечных облигаций, мировая экономика вошла в тяжелейшую рецессию. Тогда мировые правительства и центробанки приняли беспрецедентные по масштабам меры по спасению тонущего под долговой нагрузкой финансового сектора. Главную роль в этом спасении сыграл центральный банк США – Федрезерв или ФРС. План был следующий: чтобы не допустить банкротства крупных игроков Федрезерв фактически принял на свой баланс весь их мусор (все дефолтные ипотечные облигации) и залил финансовую систему триллионами свеженапечатанных долларов. Другими словами, гигантский долг, образовавшийся в результате многолетнего надувания пузыря, никуда не делся – он просто перешел на баланс ФРС.

Далее, для вывода всей экономики из комы ФРС опустил ключевую ставку практически до нуля, начав тем самым многолетний период сверхнизких ставок и дешевых денег. После окончания острой фазы кризиса, благодаря нулевым процентным ставкам, корпорации вновь получили доступ к дешевым деньгам, что означает долг опять начал расти. За период 2009-2020 гг. корпорации из списка S&P 500, пользуясь дешевой ликвидностью, потратили почти $7 трлн. на обратный выкуп собственных акций, тем самым искусственно увеличив их цену. В результате, фондовые рынки росли как на дрожжах и это при том, что сами компании не улучшились ни в производительности, ни в доходности. При нулевых процентных ставках (а значит, и нулевой доходности) пенсионные фонды и страховые компании, которые напрямую зависят от процентной доходности, вынуждены были вкладываться в более рисковые бумаги в надежде получить хоть какие-то проценты. Зачастую деньги шли компаниям, которым деньги были не нужны или даже вредны. Это способствовало росту огромного количества зомби-корпораций по типу Uber и WeWork, которые практически ничего не зарабатывают, но инвесторы вкладываются в них в надежде на дальнейший рост.

В конце концов, околонулевые процентные ставки сыграли свою роль и в реальном секторе экономики. Начался практически бесконтрольный рост кредитования. На начало 2020г. корпоративный долг, ипотечные займы, автокредиты, студенческие займы, долги по кредитным картам били все исторические рекорды. При этом американская экономика с 2009г. росла очень медленно и люди не стали больше зарабатывать. Стало очевидно, что это очередной пузырь. Однако его масштабы в разы превышают все предыдущие. Этот пузырь уже называют Матерью всех пузырей или, если хотите, The Everything Bubble. И мы еще ни слова не сказали о государственном долге США, который превысил $27 трлн. Но об этом позже.

Если вы думаете, что это произошло только с американской экономикой, то сильно ошибаетесь. То же самое сделали все крупнейшие мировые центробанки: ЕЦБ, Банк Англии, Банк Японии, и т.д. На конец 2019г. мировой долг составил $256 трлн., а соотношение долга к мировому ВВП - 322%. Как это возможно спросите вы? Как мировая экономика умудряется обслуживать долг, который многократно превышает ее совокупный доход? Опять же, всё благодаря нулевым процентным ставкам. Помните, что процентная ставка регулирует долговую нагрузку в экономике. Искусственно сдерживая этот рычаг, мировые центробанки создали ситуацию, когда можно брать в долг не обращая внимания на способность его обслуживать. На нулевых процентных ставках держится вся финансовая система крупнейших экономик. Более того, центральные банки Японии и ряда стран Европы пошли еще дальше. Их экономики никак не росли, и в надежде на стимулирование роста цен они ввели отрицательные процентные ставки, создав ситуацию, когда заемщику фактически платят за его долг – нечто противоречащее здравому смыслу.

Почему центральные банки не могут это остановить?

Вы наверняка уже задались этим вопросом. Давайте представим, что случилось бы, если бы центральные банки убрали руку с рычага и предоставили бы свободному рынку определить реальную стоимость кредита. Растущие ставки моментально бы отразились на долговых обязательствах. И так как практически вся экономика построена на долге, эффект был бы катастрофический. Акции и бонды упадут в цене, обрушив фондовый рынок. Процент по плавающим ипотечным ставкам начнет резко расти, что спровоцирует череду дефолтов по кредитам и, в итоге, обрушит рынок жилой недвижимости и банковский сектор. Те же ипотечные ставки под 1.5% выданные на 20 лет не могли бы существовать в условиях свободного рынка. Серьезная рецессия заморозит потребительский спрос на долгое время. Помните, что из-за нулевых процентных ставок у большей части населения нет сбережений – люди живут от зарплаты до зарплаты. Начнутся проблемы с оплатой налогов. По принципу домино, один за другим обрушились бы все части экономики. Поэтому ведущие центральные банки вынуждены искусственно сдерживать их рост.

Но, пожалуй, самая главная причина, почему центробанки не могут отказаться от искусственного сдерживания ставки это огромный государственный долг.

Правительство США без преувеличения является самым большим заемщиком за всю историю человечества. Бюджетный дефицит уже превысил $1 трлн. и эту дыру невозможно закрыть налогами. Госдолг США уже давно превратился в долговую пирамиду, когда проценты по старому долгу покрываются за счет новых долгов. Ежегодно Министерство финансов США вынуждено пролонгировать или рефинансировать часть долга на сумму почти $10 трлн. Теперь представьте, что будет, если проценты по выплатам пойдут вверх. Несложно догадаться, что при огромном бюджетном дефиците правительство просто не в состоянии платить по счетам. Дефолт по госдолгу это уже совсем другая и совсем печальная история. Выходит, что Федрезерв поймал сам себя в ловушку. Ему не остается ничего другого кроме как поддувать воздух в этот пузырь.

Конечно, многие понимали, что это не может продолжаться вечно. Американская экономика пребывала в самом долгом периоде роста. Рано или поздно этот пузырь должен был лопнуть – ведь долговой цикл, он на то и цикл. И свободный рынок все равно должен был привести систему в баланс. Первый тревожный звонок прозвучал в конце 2018, когда Федрезерв понимая, что длительный период сверхнизких ставок ничем хорошим не закончится, попытался поднять ключевую ставку. Фондовый рынок отреагировал падением, и ставку пришлось снова опустить. А уже к сентябрю 2019 начались сбои на рынке РЕПО-операций. Крупные игроки, чувствуя неладное, начали поднимать процентные ставки на краткосрочную ликвидность до 10%. Федрезерву пришлось срочно вмешаться и залить систему дешевыми деньгами, возвращая тем самым ставки к прежним значениям. Одним словом, к началу 2020 года финансовый сектор США (а с ним и весь мир) уже не мог функционировать самостоятельно, без поддержки ФРС. Кто-то должен постоянно нажимать на другую чашу весов, чтобы сохранять шаткий баланс системы. И тут появился коронавирус.

Конец первой части...

 

Азамат Естемесов, экономист 

 

 

Фото: из открытых источников