15.12.2020, 09:26
Талгат Мамырайымов

Компрадорская экономика в Казахстане

Фотография с открытых источников

Независимый экономист Айман Турсынкан: Попытки сохранения гегемонии мировых метрополий мы видим в текущей биологической войне под видом пандемии.

- Некоторые экономисты полагают, что в Казахстане функционирует раздаточная, командно-административная экономика с небольшими островками рыночной экономики, преимущественно в сфере малого бизнеса. Так ли это, или у Вас другое понимание природы существующей казахстанской экономики? 

- Экономическая модель определяется превалированием типа собственности на средства производства в государстве, и, следовательно, на сам политический строй. Казахстан, как и все страны бывшего соцлагеря, стал заложником извращения сути рыночной экономики, где должна превалировать частная собственность на средства производства и конкуренция на равных возможностях. 

Это позволило бывшей партийной номенклатуре при «переходе к рынку через разгосударствление» провести приватизацию в своих узких интересах, присвоить все средства производства – земля, недра, финансовые и природные ресурсы. 

А человек труда, как самый ценный экономический ресурс, был порабощен через развитие уродливой финансовой системы ломбардно-ростовщического типа, где концентрация всех активов опять же оказалась в руках «элиты».

Таким образом, в руках у олигополий оказалась полная монополия на собственность, средства производства и человеческий ресурс. Это рабовладельческий строй неоколониального уклада, где главный инструмент «кредитное рабство» ничем не отличается от механизма принуждения в работных домах должников Англии мрачных диккенсовских повестей. 

Дополнительным способом порабощения рабочей силы стало, по мнению Ноама Хомски, удержание массовых налогоплательщиков в ловушке низких зарплат именно в странах третьего мира и странах бывшего социализма. Сегодня уровень официальной оплаты труда в Казахстане менее доли оплачиваемых экономикой налогов – 9% и 13,5%, соответственно, в структуре ВВП методом производства. Народ удерживается в зависимости через нищету.

Поэтому если проводить параллель, можно утверждать, что построение компрадорской экономики в Казахстане, да и во всех странах ЕАЭС, было выполнено по лекалам викторианской эпохи в парадигме хищнической политики Британской лиги наций и отбросило развитие наших стран на 300 лет назад. 

Экономическую систему Казахстана, как и России, Узбекистана, иных стран ЕАЭС, нельзя охарактеризовать иначе как уже прижившийся в экспертных кругах термин "Квази Государственный Олигархат". Это не имеет никакого отношения к рыночной экономике, полностью подавляет любую конкуренцию и немыслимо для существования вне авторитарных режимов, питаемых внешними кураторами через международную коррупцию.

- Айман, вообще возможно ли в рамках этой экономической модели осуществить полноценную модернизацию нашей экономики, политической, культурной и социальной системы? Можно ли построить постиндустриальное, открытое демократическое общество на основе нашей экономики, либо для этого требуется ее кардинальное изменение? 

- Самым важным, подчёркиваю, является тесная взаимоопределяющая связь политического режима, экономической системы, института собственности и условий конкуренции в стране. Рецепт перемен для всех компрадорских стран бывшего социализма чрезвычайно прост, но при этом, согласно защищающему статус-кво национальному законодательству, радикален. Нужна конкуренция во всем. 

В политике это называется демократией, в экономике – рынком, в признании естественных прав и свобод человека – обществом равных возможностей. Естественные права и свободы граждан на жизнь, свободу, достойный заработок, собственность, выбор – неотъемлемы. Даны от рождения каждому и обеспечивают ценностное качество жизни. В странах, где все эти права и свободы защищены, наблюдается высокое качество жизни. Оно проявляется не только в уровне доходов населения, но в большей степени в доступе к качественным базовым государственным или муниципальным сервисам – общественное здравоохранение, образование всех ступеней, социальная защита с достаточным пенсионным обеспечением.  

Все три этих социальных компонента «здоровье + образование + соцзащита» являются базисом современного развитого государства – так называемых стран первого мира, лидирующих не в пресловутом Глобальном индексе конкурентоспособности Всемирного Экономического Форума (ГИК ВЭФ), а в Индексе человеческого развития ООН (ИЧР). Такая система называется «государство всеобщего благосостояния», в котором «Государство обязано поддерживать абсолютное равенство в правах для всех различных общественных классов, для отдельной личности благодаря своей власти. Оно обязано способствовать экономическому и общественному прогрессу и благополучию всех своих граждан, ибо, в конечном счёте, развитие одного выступает условием развития другого, и именно в этом смысле говорится о социальном государстве» (Лоренц фон Штейн, 1876 год, «Настоящее и будущее науки о государстве и праве Германии»)

Чем это отличается от привычной на постсоветском пространстве идеи коммунизма, когда «все средства производства принадлежат государству, накопление капитала вследствие чего невозможно, а пролетариат без капиталистов нельзя поработить…» (К. Маркс, «Капитал», 1867 год)?  В институте права собственности, которое является естественным неотъемлемым правом человека, таким же как право на жизнь и свободу. Нарушение естественных прав привело к подмене понятий коммунистами, опустивших за рамки идеологии другой тезис К. Маркса на грани анархизма «Любое государство – это подавление меньшинством большинства». По сути, все средства производства, объявленные собственностью государства, и запрет на частную собственность, кроме лимитированных личного жилья, транспорта и предметов быта, стали основой огромного капитала нового толка для узкой партийной номенклатуры. И это имущее, через властные полномочия, меньшинство стало подавлять ставшее полностью неимущим большинство. И это остается неизменным до сих пор, по прошествии более 100 лет с революции 1917 года…

Значит, для перемен по рецепту «Конкуренция во всем и высокое качество жизни каждого гражданина» нам нужны следующие ингредиенты, как бы страшно это ни звучало:

  1. Глубокая политическая реформа – новый Общественный Договор или Конституция незыблемого обеспечения прав, свобод и равных возможностей для всех граждан на основе реальной политической конкуренции;
  2. Реабилитация института права собственности – справедливая люстрация капитала с целью восстановления прав всех граждан на средства производства (земля, недра, природные ресурсы страны);
  3. Новая экономическая доктрина – фокус на массовом предпринимательстве и самом ценном для современной экономики - человеческом капитале, как основе развития постиндустриального общества.

- В последнее время довольно часто говорится о том, что такие международные структуры как МВФ изначально навязали нам «вывозную модель экономики», и временами настойчиво рекомендуют нам не снижать базовую процентную ставку, не превышать действующие минимумы зарплат, социальных выплат. Насколько соответствуют реалиям такие утверждения, какие конкретно стандарты нам навязывают МВФ и другие такого рода организации, или наша правящая элита с самого начала понимала, что такая экономическая модель удобна для упрощенного вывоза «нажитых непосильным трудом» капиталов? 

- Компрадорский капитал не возможен к формированию без всех сторон и ресурсов для процесса – выгодополучателя, ресурсов и компрадора. Кто такой компрадор? Это — местный торговец, предприниматель, посредничающий между иностранным капиталом и национальным рынком развивающейся страны.  МВФ в конечном итоге – это агент выгодополучателя. Компрадоры – это авторитарная власть со своими личными клановыми интересами. Ресурсы – это все, что можно извлечь из страны – недра, вода, любые блага, производимые местным населением, человеческий капитал, а также геополитический потенциал.

Это компрадорский капитализм, поскольку основным, приносящим максимальную прибыль, видом экономической деятельности является «распиливание» ресурсов, доставшихся от прошлого — экономических, геополитических, технологических, культурных и прочих, все члены списка Forbes в таких странах, по сути, воры, разграбившие государство.

В этом плане МВФ, на самом деле, обеспечила смещение мировой метрополии из более старых колониальных европейских держав в юрисдикцию США в 1945 году, благодаря разрухе Второй Мировой Войны. В сущности, войну то закончили только после того, как был подписан окончательный вариант Хартии МВФ, разработанный с участием основного антикризисного стратега времен Великой американской депрессии Джона Мейнарда Кейнса. Был осуществлен переход к гегемонии доллара США, как мировой валюты. МВФ отличается от Всемирного банка тем, что может подчинять своей политике даже развитые страны, тогда как ВБ кредитует только бедные страны.

Кто руководит МВФ? Только 8 стран, с крупнейшими квотами по своим взносам в валютный общак, имеют своих представителей в совете директоров - Соединённые Штаты, Япония, Германия, Франция, Соединённое Королевство, Китай, Россия и Саудовская Аравия. Не снижаемое большинство голосов 20% + имеют страны с единой неоколониальной внешней политикой - США и Великобритания, также растет влияние претендента на мировое лидерство Китая. Их экономика требует гигантских ресурсов, которых в условиях условной независимости стран-участниц ООН в прямом доступе для этих метрополий нет. Поэтому самым действенным механизмом эксплуатации чужих ресурсов является международная финансовая «долларовая» система. Все прекрасно знают, что едва ли один из десяти долларов в обороте обеспечен резервами суверенной страны США, а прочие 9 обеспечены международным товарооборотом, а значит ресурсами всех стран-экспортеров. Вот так реализуется глобальная модель «вывозной экономики». 

- А за счет каких инструментов, институтов свое место занимает в этой модели Казахстан?

- С недоразвитых стран, как Казахстан, выкачивается весь доступный ресурс, а в обмен поставляется по завышенной цене гигантское количество потребительских товаров. Разрушается система образования и блокируется технологическая модернизация ради продолжения поставки нам по завышенной цене оборудования из наших же металлов и композитных материалов. Так поступали конкистадоры – вывозили золото индейцев в обмен на стеклянные бусы. Заражали местное население новыми болезнями через ввоз своего скота, чтобы ослабить сопротивление и удерживать в условиях выживания местных.  Удерживали местных в нищете и страхе перед переменами, развивая через кривую идеологию верноподданнический менталитет без права выбора.

Поэтому поддержание этой конструкции через Национальный Банк Казахстана и текущее правительство стратегически важно для таких структур как МВФ и иных организаций, обслуживающих интересы мировых метрополий за счет разграбления колоний. Даже пресловутое деление стран на 3 мира «развитые, развивающиеся и не развитые» отражает истинную сущность современной мировой экономической парадигмы. И эта парадигма вошла в радикальное противоречие с когда-то благими уставными целями создания ООН. Рост взносов стран-участниц не из большой восьмёрки ведет к настойчивым требованиям местных голосов. Глобальная финансовая система рушится и последние попытки ее консервации для сохранения гегемонии мировых метрополий мы видим в текущей биологической войне под видом пандемии.

При поддержке МВФ правительство страны действует исключительно как компрадор. Оно будет и далее блокировать развитие диверсифицированной экономики с созданием высокой добавленной стоимости внутри страны. Нам будут навязываться директивы и условия, культивироваться синдром «нефтеголика», внешние займы и политики, пока мы сами не сменим власть в стране, не лишим компрадоров доступа к ресурсам. Нам не позволят самодостаточность – мы слишком богаты для этого всеми нужными для развития ресурсами и имеем талантливый народ, мозги которого до сих пор даже за 30 лет демонтажа системы образования так и не отшибло, как надеялись реформаторы от МВФ.

- Многие казахстанские экономисты говорят, что вертолетные деньги («helicopter money») со слабым тенге и низкой долей местных товаров приведут к высокой инфляции. Может быть, все-таки «вертолетные деньги» нужны для «принудительного» перезапуска нашей экономики путем повышения спроса населения? 

- Видите ли, ранее мы уже пришли к выводу, что Нацбанк РК и вся монетарная политика в нашей стране управляются внешне в интересах максимального вывода ресурсов и капитала из страны. Нацбанк на своем официальном уровне определяет свою миссию так: «Денежно-кредитная политика Национального Банка - комплекс мер, направленных на регулирование стоимости денег в экономике для обеспечения стабильности цен». При этом логика «инфляционного таргетирования» проста и прямолинейна – если сделать кредиты дорогими, население снизит потребление и цены будут стабильно низкими. Более нелепого подхода не найти, поскольку более дорогие расходы на кредит в экономике неминуемо приводят к росту себестоимости и переносу этой завышенной цены денег в конечную цену для потребителя. 

Элементарно, если социальная буханка хлеба имеет потолок цены в 150 тенге, Денежно-кредитная политика Национального Банка - комплекс мер, направленных на регулирование стоимости денег в экономике для обеспечения стабильности цен, внутри этой цены налоги 18-20 тенге, а цена кредита 36 тенге. То есть, потребитель переплатит 36 тенге за хлеб из-за высокой цены кредита для хлебзавода. Что делать потребителю? Обойдется ли он без хлеба? Очевидно, что нет. Он купит, поскольку у всех производителей цена одинаково содержит «кредитный пузырь». Это как взбитые сливки – объем 200 миллилитров в порции, а масса менее 70 грамм.

Вертолётные деньги к росту цен имеют гораздо меньше отношения, чем базовая ставка Нацбанка в 9% и предельно допустимая цена денег в 56%.

Для выхода из перманентного кризиса экономики, а тем более преодоления пост-пандемической депрессии с вынужденным сокращением и спроса, и предложения на рынке с естественным сдерживанием цен невидимой рукой рынка, очень нужны стимулирующие меры. А это и поддержка вертолетными деньгами спроса, и удешевление кредитов для экономики – товаропроизводителей.

- В конечном итоге к чему ведет такая денежно-кредитная политика в нашей стране?

- Парадоксально, но Нацбанк уверяет нас, что борется с инфляцией (необоснованным ростом цен), но сам же использует самый простой способ надувания пузыря на рынке денег. Деньги то влияют на все без исключения товарные рынки и сферу услуг! И вся хваленная антикризисная программа по финансовой устойчивости Нацбанка под руководством МВФ неминуемо привела к полной утрате Казахстаном экономической стабильности:

  1. Дороговизна кредитов привела к полному прекращению финансирования производства;
  2. Отсутствие товаров собственного производства стимулировало огромную импорт зависимость от еды до автомобилей;
  3. Отсутствие собственных перерабатывающих секторов привело не только к ослаблению не обеспеченного внутренним производством тенге с отрицательным сальдо по притоку-оттоку валюты, но и к сокращению достойно оплачиваемых рабочих мест;
  4. Отсутствие достойного заработка вместе с ростом цен из-за обесценивания тенге на импортные потребительские товары привело к обнищанию народа и банкротству массового предпринимательства – сегодня только на еду у обывателя уходит уже более 50% всех расходов;
  5. Последние два результата в свою очередь привели к сокращению депозитной базы (нет накоплений), снижению налоговых поступлений (а с чего платить?), кредитной неплатёжеспособности, кризису взаиморасчётов (делеверидж или депрессия), переходу на бартер как в 90-е и, в конце концов, к краху финансовой устойчивости.

Круг замкнулся – с чем боролись, на то и напоролись. 2020-2025 годы будут годами величайшей в мировой истории экономической депрессии, а не рецессии. Такой шторм с разрушительностью в разы меньше в 20-30-е годы прошлого столетия был завершен Второй Мировой Войной, унесшей жизни 54 миллионов человек.

- Вы знаете, что для нашего народа одна из главных социальных проблем – это наличие собственного жилья. Ведь по стране скитается, наверное, около двух миллионов внутренних мигрантов. В этой связи хотелось бы узнать, преимущественно от чего зависит уровень процентных ставок по ипотеке, какую роль в этом играет политическая воля правящей элиты, может ли она установить более низкие процентные ставки на жилищные займы? 

- Ваш вопрос мне напомнил о новации Токаева – он решил все изымаемые пенсионные накопления граждан передать в Отбасы Банк, бывший Жилсоцстройбанк. Это порядка 6 триллионов тенге, судя по порогу достаточности и вашей оценке по желающим использовать частичные изъятия своих накоплений именно на покупку жилья. По сути, вы берете свои собственные деньги у Отбасы Банка в долг под коммерческую ставку, которую субсидирует из ваших же налогов государство в размере 9% базовой ставки Нацбанка, на покупку жилья. Как вы себе это представляете? Вы положили в копилку деньги. Вам нужно теперь купить хлеб. За то, что вы открываете свою собственную копилку, вы одной рукой платите некому банку, а другой рукой платите за это налоги.


Айман, большое спасибо за интервью!

Мнение