05.09.2019, 03:57
Platon.Asia

Китайские инвестиции: зло или благо?

Аналитический отдел Platon.asia разбирается с новым всплеском синофобии в стране

Фобии о том, что в скором времени какая-либо из близлежащих держав поглотит Казахстан, наверное, являются одной из самых излюбленных тем казахстанских кухонных, диванных и гостиных разговоров. Китаю в этих фобиях однозначно отводится первое место. Мы попробовали разобраться в рациональности этих фобий, их происхождении.

Первые синофобские настроения в Казахстане появились еще в советское время, когда в конце 1960-х годов были военные конфликты, в том числе на территории Казахстана в районе озера Жаланашколь с Китайской Народной Республикой. На фоне противостояния с Китаем советское руководство умышленно подогревало антикитайские настроения, в том числе в литературе, в искусстве. В казахской литературе появился в то время ряд романов, где Китай в основном представляли в невыгодном свете. Сегодняшняя синофобия, по-видимому, тоже имеет рукотворный характер. О «китайской угрозе» говорится в разных роликах, например, по мессенждеру WhatsApp. Сложно представить, что эти массовые рассылки в Казахстане могут безбоязненно делать какие-то частные лица, не имеющие могущественные крыши в верхах.

Кроме того, большой массив синофобской пропаганды в наше информационное пространство попадает из российских СМИ, аккаунтов социальных сетей. В России китаефобия также широко распространена. Значительный вклад в синофобию вносит американская пресса. Как вы знаете, между США и Китаем разворачиваются «торговые войны». При всем при том Соединенные Штаты Америки опасаются доминирования КНР в нашем регионе. Это обусловлено геополитической, геоэкономической конкуренцией США и Китая. Китайский «новый Шелковый путь» ориентирован, в первую очередь, на развитие торгово-экономических отношений с Европой. Соответственно, Соединенные Штаты опасаются, что Китай будет им конкурентом более серьезным, чем сейчас, на европейском рынке. Все эти «звездные войны» наложили отпечаток на сознание многих казахстанцев в отношении Китая. Они Китай воспринимают как большое зло, опасаясь, что многочисленные китайцы их поглотят, ассимилируют. Однако, согласно соцопросам, в Китае на самом деле рассматривают территорию Казахстана не как место постоянного жительства, а как место для инвестиций. Получается, что синофобские настроения в большинстве своем не имеют рациональной природы.

Людям традиционной культуры, ментальности присущ этноцентризм, настороженное отношение к другим этническим культурам, мировооззрениям и мнениям. Одна из ключевых характеристик традиционной культуры – это восприятие реальности преимущественно на основе традиций, обычаев и эмоций. Стандартный человек традиционного общества редко опирается на рациональность в своем поведении при реакции на людей другой культуры. Наша традиционная культура, ментальность насквозь пропитана «казарменными» запретами – то нельзя, это запрещено, не положено.

Как известно, больше всего инвестиций в Казахстан сделали Нидерланды – на 87 млрд долларов, затем идут США с 37 млрд долл., потом Швейцария с 27 млрд долл. И только потом идет Китай – 17 млрд долл., а замыкает эту пятерку Франция с 15 млрд долл. Спрашивается, а почему же никто не возмущается «доминированием» Запада в нашей экономике, не делает из этого «угрозу» безопасности? Западная культура более симпатична, или вопрос в двойных стандартах? Словом, казахская элита, казахское общество опасаются быть поглощенными огромным «китайским драконом», зачастую рассматривая инвестиции, крупные проекты Китая, как экономическую и геополитическую экспансию, неравное партнерство. У казахской элиты были поводы, чтобы увидеть волюнтаристские действия Пекина, скажем, по проблеме трансграничных рек. Вопрос вододеления трансграничных рек Казахстана и Китая до сих пор не разрешен, хотя китайская сторона заявляла, что не будет ущемлять наши интересы в этом деле. Проведено более двадцати разных межправительственных заседаний по данной проблеме, но воз и ныне там.

Да, Китай – это не благотворительная ярмарка, но что же теперь делать? Отгородиться от него железным занавесом, либо перенести Казахстан на другую планету мы не сможем. Тогда начнем давить бульдозерами «ненавистную» китайскую продукцию? Чем мы заменим, особенно для наших малоимущих граждан, дешевые, но порой качественные китайские товары (одежду, обувь, электронику, посуду)? Нужно стараться выстраивать взаимовыгодные отношения с Китаем. Пусть работает у нас китайский бизнес, ведь от этого в первую очередь может уменьшиться количество безработных казахстанцев. Так устроено прагматическое экономическое сотрудничество во всем мире. Правда, такие отношения можно поддерживать, если иметь прозрачные интересы, контракты перед обществом. Но если ты реализуешь разные сомнительные узкокорпоративные проекты в Китае, пользуясь поддержкой китайской элиты, то ты, разумеется, не сможешь последовательно отстаивать национальные интересы, в том числе права своих работников на китайских предприятиях.

По последним данным, в Казахстане действуют 1,1 тысяч китайских предприятий, а всего их зарегистрировано - 2,5 тыс. Сейчас на территории нашей страны, в нефтехимии, автомобилестроении, транспорте, логистике, сельском хозяйстве и других сферах, разворачиваются 55 казахстанско-китайских проектов с вложениями на 27,4 млрд долл. Из них с 2015 по 2018 год заработали 10 предприятий. Реализация этих проектов, среди всего прочего, привнесет в нашу экономику новые технологии, что может стать одной из основ инновационной индустриализации Казахстана. Причем в рамках данных проектов проходит обучение наших граждан и обмен опытом с иностранными специалистами. На совместных с китайской стороной предприятиях уже нашли работу более 20 тысяч казахстанцев.

На начало этого года торговля с Китаем занимала 14% всего нашего внешнего товарооборота. За шесть месяцев 2019 года объем торговли Казахстана с Китаем возрос на 31%, достигнув показателя в 6,8 млрд долларов. Ежегодный прирост инвестиций из Китая с 2015 года равен в среднем 22%. Их наибольший объем был в прошлом году - 1,5 млрд долларов. Мы сейчас поставляем в Китай природный газ, рафинированную медь, сырую нефть, медные руды, ферросплавы, цинк, природный уран, руды драгоценных металлов, пшеницу, титан и текстильные материалы. Очень важно, что мы экспортируем в Китай и ту продукцию, выпуском которой могут заниматься и простые казахстанцы. Мы имеем в виду сельскохозяйственную продукцию. В ее спектре пшеница занимает 38,3%, растительное масло – 23,1%, масличные семена – 14,8%, волокна – 6,5%, мука – 3,2%, соя – 2,9%, рыба – 2,5%. В Китай мы еще поставляем бахчевые, овощи, фрукты, корма, солод, лен, сафлор, рапс. В прошлом году мы начали продавать в Поднебесную баранину и мед. В скором времени туда начнутся поставки нашего сухого верблюжьего молока, птицеводческой продукции, свинины и продукции свиноводства.

Директор Центра исследований международной торговли РАНХиГС А. Кнобель считает, что китайская инициатива «Один пояс – один путь» подчинена в первую очередь логике не национального протекционизма, а защиты существующих глобальных цепочек международного производства и обмена товаров, важной частью которых является Китай. Иначе говоря, Пекин благодаря такому «мягкому подходу» реализует свои геополитические, геоэкономические и геокультурные интересы. В этом аспекте Экономический пояс Шелкового пути выступает как межцивилизационное сотрудничество, вместо конфликтных отношений с другими державами, другими геополитическими акторами. Эта концепция соотносится с известной китайской культурно-философской стратегией «Кто мягко шагает, тот далеко пойдет».

Таким образом, сотрудничество с Китаем может дать Казахстану возможность занять достойное место в товарных цепочках, по меньшей мере Евразийского экономического союза, где наши товары, по ряду причин, пока не могут конкурировать с теми же российскими. Недавно мы ратифицировали соглашение о торгово-экономическом сотрудничестве между Евразийским экономическим союзом и Китаем, позволяющем «упростить процедуры технического регулирования, санитарные и фитосанитарные меры, которые применяются при взаимной торговле». На очереди стоит сопряжение ЕАЭС с Экономическим поясом шелкового пути, в котором мы являемся одним из основных операторов. Тем самым наши совместные с Китаем 55 предприятий смогут поставлять, на льготных основах, продукцию и в другие страны ЕАЭС. Вдобавок ко всему китайский Шелковый путь, углубление взаимоотношений с Китаем обеспечивают для Казахстана альтернативный выход к мировому океану, на европейский рынок…

Аналитический отдел Platon.asia

Читайте еще:
Мнение