Энергетика сомнительных схем

Энергетика сомнительных схем

Почему повышаются тарифы на электроэнергию?

Недавно власти объявили о поэтапном повышении тарифов на электричество. Новость, конечно, не из разряда приятных, поскольку оплата электроэнергии порой занимает значительные средства, особенно у тех, кто имеет бойлер и еду готовит на электроплите. Хоть антимонопольщики и сообщили, что тарифы максимум повысятся на 6-7%, но мы-то с вами знаем, как у нас внезапно увеличиваются «цифры» после того, как дано добро сверху.

Тем более, оказывается, по данным за первое полугодие сего года, 78% всей выработанной электроэнергии реализуется по оптовым ценам на основе секретных схем. Причиной роста тарифов назвали повышение себестоимости электроэнергии за счет удорожания угля и газа. Стоимость «угля возросла с начала года на ряде разрезов». А в «июле месяце была увеличена стоимость локомотивной тяги», то есть транспортировки угля. Кроме того, «традиционные» производители электроэнергии, согласно закону, должны покупать э/э у предприятий возобновляемых источников энергии, киловатт-час которых в среднем стоит аж 30 тенге. К тому же ежегодно растет надбавка на стоимость электрической энергии от возобновляемых источников. В результате из-за действующих тарифов многие производители электроэнергии работают в убыток. В этой связи эти организации попросили правительство поднять тарифы.

Вместе с тем прошла информация, что «аффилированные с угледобывающими компаниями посредники (ежегодно одни и те же компании) завышают стоимость угля до 10 тыс. тенге или в два раза». При этом надбавку делают и другие посредники, когда цена на уголь возрастает до 15-18 тыс. тенге за тонну. Почему-то не сказали в верхах, что в стоимости тарифов значительное место занимают также расходы на транспортировку э/э по сетям (иногда больше половины стоимости). В виду этого, получается, что очень будут рады повышению тарифов на электроэнергию энергосбытовые и сетевые организации. А в итоге мы имеем тарифы, которые в два раза дороже средней стоимости поставок электричества, в регионах итого больше - в три-четыре раза.

Очень важно знать, что около 20% наших электростанций были введены в строй еще до 1970-х годов. И они, соответственно, нуждаются в модернизации. Всего производство электроэнергии на основе угля составляет около 70% от общего производства электроэнергии. Однако в большинстве случаев есть возможность «перейти от повсеместного использования угля к более диверсифицированной схеме, основанной на более широком применении газа, возобновляемых источников». Сейчас на многих этих станциях наблюдается износ оборудования - в среднем по Казахстану на уровне 54-63%. Тем самым в ближайшем будущем эта проблема может быть решена либо за счет инвестиций, либо за счет очередного повышения тарифов.

Причем у правительства, по-видимому, нет продуманного плана выведения устаревших электростанций с введением новых мощностей. У правительства не только отсутствует план строительства новых электростанций, но и эффективная тарифная политика. Стоимость тарифов на э/э с учетом расходов на модернизацию мощностей электростанций действует уже ряд лет. Тем не менее, большинство компаний не выполнили соглашения с государством по программе тарификации, когда должны были взамен вкладывать инвестиции в модернизацию электростанций, в том числе и теплоэлектростанций. Словом, очень мало производителей э/э этим занимаются, видимо, расходуя средства на другие цели. Иначе говоря, инвесторы заинтересованы «рубить бабки» пока станция может работать, а потом хоть трава не расти…

По всей видимости, компании на рынке электроэнергии ведут себя, как им заблагорассудится, имея определенные связи с частью правящей элиты. И все это продолжается до тех пор, пока это, по каким-то причинам, становится политически невыгодным для власти, как это произошло в начале ноября 2018 года, когда было заявлено, что тарифы были искусственно завышены монополистами с одобрения министерства энергетики. Как известно, тогда был нанесен ущерб населению на сумму 14 млрд тенге за счет незаконного дохода энергоснабжающих компаний на сумму 15 млрд тенге. Известный казахстанский эксперт П. Своик считает, что «лоббисты закрытого оптового рынка электроэнергии блокируют назревшую модернизацию и развитие отрасли». Впрочем, ведь производители угля вроде тоже должны быть заинтересованы в увеличении тарифов, сохранении статус-кво на рынке производства и продажи электроэнергии?

В целом, рынок образования цен и тарифов на электроэнергию в Казахстане довольно туманный и в нем невозможно разобраться без специальных исследований, особенно человеку, не знающему эту сферу изнутри. Поэтому мы в этом обзоре лишь высказали свои предположения, основываясь на некоторых данных про этот «мир» сомнительных схем…

 

 

Аналитический отдел Platon.asia

 

Фото: с открытых источников