17.02.2021, 07:04
Аналитический отдел Platon.asia

Выбор между молчанием и бегством?!

О политических преследованиях в Центральной Азии.

Фотография с открытых источников

Преследование неугодных по политическим мотивам по-прежнему остается одним из применяемых государствами Центральной Азии способов по удержанию власти и подавлению критики в свой адрес. Не смотря на серьезные различия, существующие между правящими режимами региона, пристрастие к задержанию неугодных, пожалуй, по-настоящему роднит их между собой. 

Всвязи с этим предлагаем нашим читателям отправится в краткий экскурс по истории политических преследований в странах Центральной Азии, а также взглянуть на нынешнее положение дел с политическими правами граждан нашего региона. 

Первое что важно выделить, это то что по уровню репрессивности правящие режимы в ЦА серьезно рознятся. Наиболее жестокие персоналистские диктатуры после обретения независимости складывались в таких странах как Туркменистан, Узбекистан и Таджикистан.

В случае Туркменистана и Таджикистана уровень несвободы граждан в настоящее время достигает своего максимума. Оппозиция в этих странах была практически полностью устранена, а те оставшиеся оппозиционеры что избежали физического устранения находятся либо за рубежом, либо отбывают наказание в тюрьмах. Вполне очевидно, что в таких условиях, и с учетом крайне низкой цифровизации этих стран, получить электоральную поддержку действующая за рубежом оппозиция не сможет, в то время как любое неодобрение действий властей внутри этих стран приведет к аресту на политической почве. По наблюдениям международных организаций по правам человека, политические преследования по-прежнему регулярно случаются в этих странах, не смотря на всеобщую цензуру и страх к любой форме неповиновения среди граждан. В частности, организация «Human Rights Watch» сообщает, что после протестов туркменистанцев проживающих за рубежом, вызванных осложнениями в стране на фоне пандемии сovid-19, политическому давлению подвергались друзья и родственники митингующих оставшиеся в Туркменистане. 

В случае с Узбекистаном история политических преследований иная. При президентстве Ислама Каримова репрессии по отношению к неугодным носили регулярный характер. Так по данным правозащитного центра «Мемориал», общее число людей, подвергшихся политическому преследованию в Узбекистане за годы его независимости превышает 6 тысяч человек. И все же с 2012 в республике наметились постепенные изменения в сторону улучшения прав и свобод граждан. А с началом президентства Шавката Мирзиеёва подобные изменения стали прослеживаться все более отчетливо.

В частности, в 2020 году были освобождены 5 политзаключенных. И тем не менее, СМИ по-прежнему строго цензурируются, а неугодные журналисты подвергаются преследованиям. Власти также продолжают отказывать в регистрации местным правозащитным организациям.

Кыргызстан за прошлый год отличился смертью в колонии правозащитника Азимжана Аскарова, считавшегося осужденным по политически мотивированному делу. Также стоит припомнить разгон марша женской солидарности в Бишкеке, проводившийся 8 марта 2020 года, случай примечателен тем, что к задержанным девушкам даже не подпускали адвокатов.

В конечном итоге можно резюмировать, что политические преследования остаются неприятной повседневностью для всех без исключения государств Центральной Азии. И если отдельные радикальные призывы справедливо получают наказание за экстремизм, то часто имеют место откровенно политически мотивированные дела. Что крайне негативно складывается на образе стран региона в международном пространстве. 

Мнение