В Туркменистане коронавируса нет!

 В Туркменистане коронавируса нет!

Можно ли верить статистике по COVID-19?

На днях сообщили, что в Туркменистане запретили употреблять слово «коронавирус». Согласно официальным данным, в этой стране нет инфицированных этой болезнью. В этой связи мы решили задать вопросы Руслану Тухбатуллину, главному редактору «Хроники Туркменистана».

- Количество зараженных коронавирусной инфекцией в нашем регионе продолжает расти довольно быстрыми темпами, несмотря на то, что в Таджикистане и Туркменистане пока нет ни одного больного этой болезнью. Руслан, может быть, истинная динамика распространения коронавируса в этих двух странах, да и во всем нашем регионе неизвестна по причине отсутствия точных данных о зараженных, массового тестирования, закрытости информации? Чем руководствуются туркменские власти, запретив в стране употребление слова «коронавирус», это какое-то сумасбродство, или какой-то прагматизм?

- Достоверной информации о наличии или отсутствии зараженных в Туркменистане нет. А вот основания не доверять данным официальных властей есть. В Туркменистане никогда не сообщается о каких-либо проблемах, даже если прямой вины властей в них нет, как, например, это происходит с природными катаклизмами. Поэтому попытки замалчивания эпидемии, если ониа есть, совершенно не удивительны.

Вероятнее всего, таким образом власти пытаются избежать паники. Однако, пытаясь скрыть реальную ситуацию, они, наоборот, вызывают волнение среди жителей страны, которые нехватку информации восполняют различными домыслами и конспирологическими теориями.

Слово «коронавирус» не запрещено и периодически его упоминают даже на заседаниях правительства. Но совершенно точно, что разговоров об эпидемии по возможности стараются избегать. В брошюрах Минздрава слово «коронавирус» действительно заменили общим термином «инфекционные заболевания». Известно об одном случае, когда полицейские задержали женщину за то, что на ней была маска. Здесь, однако, неясно, является ли это указанием для всех полицейских или единичный случай эксцесса исполнителей.

Туркменистан довольно рано закрыл свои границы, но едва ли это помогло, если кто-то из граждан вернулся с вирусом. В начале марта все международные рейсы были перенаправлены в город Туркменабат. Там прибывающих проверяли в аэропорту в течение как минимум 6 часов. Тогда, по данным наших источников, от проверки можно было откупиться, заплатив полицейскому $100-150, даже если у человека была повышенная температура. Во второй половине марта нам сообщили, что всех прилетающих помещают в двухнедельный карантин в том же Туркменабате: мужчин – в палатки в пригороде, женщин и детей – в местные больницы. Остается неясным, изменились ли правила со временем или изначально были разные конфликтующие распоряжения (проверять прибывших или сразу помещать всех в карантин).

В карантине людей держат вместе вне зависимости от того, сколько времени человек уже провел в изоляции. Т.е. новоприбывших селят вместе с теми, кто уже скоро будет отпущен. В больницах женщин поделили на тех, у кого есть признаки заражения и тех, у кого их нет. Присматривают за ними одни и те же врачи и медсестры, которые могут перенести вирус от больных к здоровым.

ВОЗ сообщает, что в Туркменистане коронавируса нет, но они пользуются лишь той информацией, которую им предоставляют власти. Контроль за ходом тестирования людей на COVID-19 они не ведут.

- Сейчас часто можно услышать, что последствия пандемии коронавируса будут сравнимы чуть ли не с мировой войной, поскольку мировая торговля практически замерла, приведя к существенному снижению ВВП в большинстве стран мира. Ряд экспертов считает, что тем самым пандемия коронавируса является тестом на прочность в первую очередь для авторитарных режимов. Руслан, по Вашему мнению, какие могут быть последствия для режима Г. Бердымухамедова, если в Туркменистане будет эпидемия коронавируса?

- Я думаю, что последствия будут главным образом экономические. Как известно, львиная доля бюджета Туркменистана формируется за счет продажи газа, основным импортером которого является Китай.

После начала пандемии Поднебесная значительно сократила закупки углеводородов, в том числе из Туркменистана. Затем сорвались переговоры ОПЕК+ и России. Все это привело к тому, что цены на нефть, а вслед за ней и на газ, рухнули.

И хотя власти Туркменистана никогда не раскрывают реальную экономическую ситуацию в стране, по косвенным признакам можно понять, что в экономике все очень плохо.

Главным показателем являются последние распоряжение президента чиновникам из финансово-экономической сферы пересмотреть госбюджет на этот год и сократить расходы на строительство, оставив лишь самые необходимые проекты. Ранее такого не случалось, даже во время кризиса 2015-2016 годов возведение объектов не останавливалось.

Кроме того, с апреля работникам зарубежных компаний, получавших зарплату долларами, запрещено получать наличные в валюте. Снять со счета деньги можно только в манатах по госкурсу, который сейчас примерно в шесть раз ниже рыночного (3,5 маната против 22).

На населении это отразилось очередным дефицитом продуктов в государственных магазинах и резким ростом цен в частных.

Пояснение. В Туркменистане существуют госмагазины, цены в которых устанавливаются государством и они значительно (в 2-3 раза) ниже рыночных. Это ожидаемо приводит к очередям и дефициту.

- На Ваш взгляд, насколько успешно страны ЦА преодолевают эпидемию коронавируса? Ведь в результате тотального карантина миллионы людей остались без единственного источника доходов, так как приезжали в большие города (сейчас закрытые на карантин) на заработки. Руслан, учитывая низкое качество наших экономик, неужели наши власти вынуждены были вводить такие драконовские меры борьбы с коронавирусом? Может быть, для наших властей коронавирус стал больше предлогом для тотального ограничения разных прав своих граждан, особенно их передвижений, скоплений, общественной деятельности?

- Оправдать или осудить закрытие границ - это попытка найти ответ в споре экономистов и медиков по поводу антивирусных мер, продолжающемся уже несколько месяцев. С одной стороны, жизни людей, которые надо спасать, с другой – вопрос: что все эти люди будут делать, если рухнет экономика страны?

Огромное количество туркменских трудовых мигрантов остались без средств к существованию в Турции, а их семьи в Туркменистане, с другой стороны, с нынешним уровнем туркменской медицины (напомню, что президент призвал граждан защищаться от коронавируса окуриванием гармалой) с эпидемией, очевидно, не справятся.

Не имея каких-либо точных данных и не будучи ни экономистом, ни эпидемиологом, я не могу принять ту или иную сторону.

Не считаю себя компетентным говорить обо всех странах ЦА, но власти Туркменистана определенно постараются извлечь для себя максимум из этой ситуации и в очередной раз ввести ограничения прав граждан.

Уже сейчас было объявлено, что по всей стране, в густонаселенных частях столицы и регионах, установят некие «специальные пункты, на которые будет возложен контроль над соблюдением общественного порядка». Но кто именно, полиция, МНБ или кто-то еще, и с какими полномочиями будет контролировать общественный порядок, пока непонятно.

Кроме того, Бердымухамедов позволил чиновникам при необходимости принимать «дополнительные ограничительные меры для профилактики распространения в Туркменистане коронавируса».

- Руслан, как думаете, каким будет посткоронавирусное будущее в Центральной Азии, стоит ли ожидать, что власти наших стран после эпидемии начнут масштабную либерализацию, чтобы тем самым «удержаться на плаву» на фоне падения мировых цен на экспортируемое сырье?

- Конечно нет. Опять же, я могу говорить только о Туркменистане. «Удержаться на плаву» туркменское правительство может только вводя новые запреты и, что называется, закручивая гайки. В его логике, как я ее понимаю, послабления являются прямой угрозой власти.

В последний раз «либерализация» наблюдалась в Туркменистане после прихода к власти Бердымухамедова в 2007 году, когда были отменены самые одиозные распоряжения и законы Ниязова, проведена реформа образования, населению стал доступен дорогой, медленный и цензурированный интернет. Примеров более поздней либерализации я привести не смогу и не вижу предпосылок к тому, что она произойдет сейчас или в будущем.

 

 

 

Фото: https://pikabu.ru/