Туркменский стиль

Туркменский стиль

Олигархическая экономика в Туркменистане

Пару дней назад Г. Бердымухаммедов приказал 100% поступающей валюты перечислять в Стабилизационный фонд, которую экспортерам возместят в манатах по государственному курсу. Как известно, курс маната на туркменском черном рынке гораздо выше государственного. Иначе говоря, в Туркменистане сейчас очень сложная социально-экономическая ситуация, если Ашхабад принял такой нерыночный, командно-административный инструмент поддержания курса маната. С другой стороны, этот шаг ярко иллюстрирует, как устроена туркменская экономика, какова ее природа. Словом, в Туркменистане экономика выглядит приблизительно также, как в Советском Союзе, за тем лишь исключением, что ее собственниками является небольшая группа лиц, обладающих властью, то есть использующих государство в своих интересах. Условно назовем такую экономику – олигархической.

Известный российский политик, экономист Григорий Явлинский показал, что олигархическую структуру экономики характеризует «опора на неофициальное «право»» и контроль валового внутреннего продукта страны ограниченным кругом лиц, составляющих правящую элиту. Российский политолог Юлий Нисневич полагает, что коррупция является одним из главных механизмов осуществления власти во многих авторитарных режимах. Другими словами, коррупция в Туркменистане является не только материальной, экономической, но и политической, социальной, статусной выгодой. При этом политическая коррупция является основой экономической коррупции с помощью «своих» людей. Так создается закрытая корпорация круговой поруки.

Тем самым туркменская экономика базируется на распределении государством разных ресурсов страны, общества. Ресурсы распределяет властный центр (Г. Бердымухаммедов), в зависимости от степени лояльности, места и роли в сословной и политической системе. В ответ следуют откаты, своеобразный аналог банковского процента. Вся эта схема отнюдь не является коррупцией для общества – это такие правила игры, так устроена вся система, называемая иногда по-научному «власть-собственность». Разумеется, мы не распространяем действенность олигархии и на сферу политической власти, ибо в Туркмении власть сосредоточена в руках только одного человека. В свое время этот человек был хорошим стоматологом, и теперь у многих туркмен болят и зубы, и голова, и вся жизнь от его правления.

Как сообщают разные источники, Г. Бердымухамедов с помощью своей семьи контролирует всю экономику. Приближенный к нему Александр Дадаев, бывший заместитель мэра Ашхабада, возглавляет Союз промышленников и предпринимателей (СППТ), который занимается «черновой» работой по регулированию более 80 процентов всего туркменского экспорта, за исключением углеводородов. Сегодня почти все министерства и ведомства страны подстраивают свою деятельность под СППТ. То есть А. Дадаев является своеобразным консильери Г. Бердымухаммедова. В народе Дадаева называют «личным кошельком» Бердымухаммедова. К примеру, подконтрольные Дадаеву компании «Газык» и «Хазар Балык», в консорциуме с «виртуальной» британской компанией «Global Ecological Ventures» получили в 2018 году большой госзаказ на очистку прибрежной полосы Каспия. Учредителями «Хазар Балык» являются четыре туркменские фирмы «Гуш Топлумы», «Халыс», «Мырадым» и «Рована», которые также контролирует Александр Дадаев. «Гуш Топлумы» непосредственно возглавляет сын Дадаева Виталий, а «Мырадым» — брат Алексей.

В 2019 году Бердымухаммедов подписал постановление, предписав Центробанку Туркменистана за счет государственных средств через коммерческий банк «Рысгал» выделить СППТ кредит на сумму до 2,4 млрд долларов сроком на 20 лет с 1% годовых и 5-летним льготным периодом - для финансирования строительства высокоскоростной автомагистрали Ашхабад–Туркменабад. И еще один кредит — на сумму до 600 млн долларов сроком на 11 лет под 3% годовых с 4-летним льготным периодом для финансирования строительства на месторождении калийных солей Тюбигатан в Лебапском велаяте горнорудного обогатительного комбината по выпуску калийных удобрений. Кроме того, А. Дадаев контролирует основные мощности по производству стройматериалов в Туркменистане. После начала финансово-экономического кризиса 2015 года в Туркменистане обанкротились все торговые сети за исключением двух - Камиль и Halk Market. Их секрет выживания в том, что они принадлежат Александру Дадаеву. Сейчас идет строительство нового торгово-развлекательного и делового центра в Ашхабаде. Дадаев получил в постоянное пользование участок, размером 8 га для его строительства. Рядом будет построен многоэтажный дом. Помимо этого, Бердымухаммедов передал в ведение СППТ Национальную туристическую зону «Аваза» на Каспии.

СППТ стал закрытым клубом, куда принимают только проверенных на лояльность и сговорчивость предпринимателей, которые понимают, кому они обязаны своими деньгами и поэтому готовы оплатить любой каприз Бердымухаммедова, лишь бы оставаться «в обойме» как можно дольше. Именно так удалось собрать деньги на проведение Азиады. Дадаев открыл представительства СППТ в Австрии, Китае и ОАЭ. Как отмечают некоторые источники, у СППТ сложились устойчивые связи с Министерством иностранных дел и спецслужбами. Через них Дадаев собирает сведения о коммерческих организациях, крупнейших зарубежных промышленных предприятиях. В этом закрытом «клубе» состоят и близкие родственники президента. Так, в прошлом году было создано предприятие закрытого типа «Туркмен Автобан» для строительства дороги стоимостью 2,3 млрд долларов. В предприятие вошли четыре частные фирмы: хозяйственные общества «Алтын Несил», «Огуз Ёл», «Хызмат Меркези» и индивидуальное предприятие «Нусай Ёллары».

Последнюю компанию возглавляет Аннаназар Реджепов, муж старшей сестры президента Дурдынабат Реджеповой, хозяин бизнес-империи, в которую входят заводы по производству гранулированного комбикорма, транспортные компании, сельхозпредприятие по производству мяса, сеть супермаркетов. Его бизнес также представлен в ряде иностранных компаний, зарегистрированных в Турции, Великобритании и нескольких офшорах. В холдинг «Туркмен Автобан» входит еще компания «Хызматдашлар», владелец которой Ходжимурад Реджепов - сын Аннаназара Реджепова. «Хызматдашлар» принадлежат лучшие административные, торговые и производственные площади по всей стране. Эта компания регулярно получает выгодные госконтракты, включая контракт на строительство автомагистрали Ашхабад-Туркменабад.

Тем временем в Туркменистане сейчас царит безработица и количество рабочих мест продолжает сокращаться, в том числе из-за слияний различных государственных учреждений – власти за счет этого экономят. Ведь работа в бюджетной сфере для подавляющего большинства туркменистанцев – единственный источник дохода. Условия для личного бизнеса, без крыши, жесткие до такой степени, что смысла открывать свое дело нет. Иными словами, в Туркменистане могут делать хороший бизнес только те, кто аффилирован с режимом Бердымухаммедова. Собственно, персоналистские диктатуры мобилизацию поддержки производят посредством селективного распределения «индивидуальных благ определенным группам», используя «политику «разделяй и властвуй», предотвращающую сотрудничество между группами, необходимое для свержения диктатора». Поэтому персоналистский режим держится в первую очередь за счет лояльности «клики», ближайшего окружения диктатора, которое за преданность получает приоритетное право на передел государственных и общественных ресурсов…

 

Редакция 

 

Фото: https://news.ru/