27.10.2020, 08:14
Аналитический отдел platon.asia

Гугуша – последняя заноза для Мирзиёевых

В Узбекистане установился султанат Мирзиёева На днях многие СМИ перепечатали сообщение Иман, дочери Гульнары Каримовой, о том, что у ее матери двухстороннее воспаление легких (COVID-19) и ее состояние значительно ухудшилось. По ее словам, Гульнару (Гугушу) в тюрьме не лечат, так как якобы такой приказ поступил из администрации президента. Иман считает, что лечению ее матери препятствует премьер-министр Абдулла Арипов. Она напоминает, что именно Арипов в свое время подписывал документы, связанные со взятками, которые платили телекоммуникационные компании Гульнаре Каримовой.
Фотография с открытых источников

Другими словами, если Гугуша выйдет на свободу и начнет говорить, то тогда не поздоровится в первую очередь нынешнему премьер-министру. С тех пор так и не последовало никакой информации от узбекских властей, да и сама Иман не сообщала об улучшении ситуации вокруг ее матери. Сложно представить, чтобы Ш. Мирзиёеву не сообщили об этом инциденте. То есть, возможно, он способствует тому, что Г. Каримову не лечат, и не разрешают её посещать адвокату и близким людям. Можно сказать, что Гугуша остается последней занозой, проблемой для власти клана Мирзиёевых.

Не случайно Иман пишет, что это «явная попытка нынешнего президента Узбекистана Шавката Мирзияева избавиться от политического оппонента и дочери своего предшественника». По всей видимости, в случае если Гугуша начнет раскрывать миру детали своих дел, то откроются многие нелицеприятные для власти Мирзиёева вещи. Ведь он был главой кабинета министров при И. Каримове и поэтому не мог не участвовать в крупных коррупционных схемах того времени. В этой связи отметим, что в соцсетях были такие высказывания: «Гульнара виновата, в этом нет никаких сомнений. В то же время правительство Узбекистана тоже не чистое. Если узбекское правительство справедливо, оно должно открыто судить Гульнару Каримову. Фактически, и Арипов, и Мирзиёев - главные фигуранты преступлений Гульнары. Поэтому они ее держат в тюрьме, не допускают к открытому суду». В то же время в соцсетях были ремарки в стиле «если Гульнар такая "чистая и честная" почему не обнародует данные по Арипову, а закон разберётся». 

Но дело в том, что Гульнару Каримову изолировали от всех и заседания суда проводят без неё. Да, Гульнара Каримова сидит в тюрьме по делу - отбывает в тюрьме срок за хищения, уклонение от налогов, вымогательство и легализацию средств, добытых незаконным путем. Однако любой человек, даже самый кровавый диктатор, заслуживает необходимое лечение и право видеть адвоката, родственников. А врачи, которые идут на поводу у администрации президента, просто забыли про клятву Гиппократа. Но Гугушу не могут просто так ликвидировать, так как она еще имеет весьма значительные активы, на возвращении которых настаивают Мирзиёев и Ко. Как вы знаете, Г. Каримова уже передала узбекским властям имущество на сумму 1,2 миллиарда долларов в счет возмещения ущерба по возбужденным против нее уголовным делам. Тогда сын Гульнары Каримовой обвинил Мирзиёева в том, что «конфискованные у его матери Гульнары Каримовой активы достались не государству, а родственникам и приближенным» второго президента РУз.

Один этот факт показывает характер ценностей клана Мирзиёевых – это личные меркантильные интересы. Ведь если бы Мирзиёев был озабочен возвратом денег Гугуши государству, то над ней должны были провести открытый судебный процесс в сотрудничестве с правовыми структурами тех стран, где содержатся ее активы. Собственно, клан Мирзиёевых, по-видимому, уже стал матерым в деле закрытого, «тихого» передела собственности. Разные источники пишут, что «главная» узбекская семья отжала «все лакомые кусочки бизнеса» в стране, а ««шестерки» и «карманные бизнесмены» обоих зятьков стали часто сталкиваться между собой». (Более подробнее о переделе собственности в Узбекистане мы писали здесь - https://platon.asia/central/vlastnyj-peredel-sobstvennosti-v-uzbekistane.)

Несколько месяцев назад Ойбек Турсунов, муж старшей дочери Шавката Мирзиёева, стал владельцем 75% акций межбанковской платежной системы Uzсard. Помимо этого, у него есть компания Promadik Invest, ему еще принадлежит самый большой пакет акций коммерческого банка Kapitalbank. При этом он является первым заместителем главы администрации президента Узбекистана, то есть госслужащим. А его отец, Батыр Турсунов, в прошлом году стал первым заместителем председателя Службы государственной безопасности. Другой зять Мирзиёева, Отабек Умаров, является заместителем главы службы безопасности тестя, параллельно возглавляя ассоциацию смешанных боевых искусств и федерацию триатлона. Словом, он стал одним из самых «крутейших» людей Узбекистана. В этой связи показательно, что в июле этого года он в Instagram’е разместил видео, где он мчится по Ташкенту со скоростью свыше 200 километров в час за рулем машины Tesla. Таких людей в народе обычно называют «беспредельщиками».

Дочери Мирзиёева само собой тоже хорошо устроились. Младшая дочь Шахноза занимает большую должность в министерстве дошкольного образования, видимо, контролируя финансирование и социальные программы в этой сфере. Старшая дочь Саида является заместителем директора Агентства информации и массовых коммуникаций, направляя работу СМИ, ключевых пресс-служб и департаментов по связям с общественностью в стране. На прошлой неделе выяснилось, что жителей Узбекистана «кинули» на 600 млн долларов, когда государство закупило 3,5 млн «умных» газовых счетчиков, качество которых под вопросом, поскольку один из них взорвался в Андижане. Отметим, что данные счетчики устанавливают гражданам принудительно. И на этот «проект», по указанию Мирзиёева, выделены деньги из Фонда реконструкции и развития. Причем контракт на эти счетчики не был согласован с рядом ведомств, включая Минэкономики, Антимонопольный комитет. И никто не несет никаких гарантий и ответственности в случае неисправности счетчиков. А на период действия договора правительство не имеет права заключать договора с другими производителями счетчиков. Таким образом, вся сделка выглядит мошенничеством. 

Широко распространена типология политических режимов американского политолога Хуана Линца. Он выделял 5 типов режимов: демократический, авторитарный, тоталитарный, посттоталитарный и султанистский. Согласно Линцу, султанизм – это крайняя форма патримониального наследственно-родового господства. Данный тип политического режима начал отчасти проявляться еще в деспотиях Древнего мира, арабских халифатах, в правлении султанов Османской империи. Султанизм можно емко охарактеризовать словами Людовика XIV: «Государство — это я!». В качестве примеров султанистских режимов обычно приводятся Гаити при Франсуа Дювалье, Доминиканская республика при Рафаэле Трухильо, Центральноафриканская Республика при Жане-Беделе Бокассе, Филиппины при Фердинанде Маркосе, Заир при Сесе Секо Мобуту.

Одним из ключевых признаков султанистского режима выступает сильная тенденция к семейной династической власти и преемственности; отсутствие различий между государственной службой и служением правителю, когда успехи чиновников зависят от личных отношений с деспотом; отсутствует рациональная идеология и, самое главное, «султан» абсолютно свободен в своих действиях для достижения любых целей. Впрочем, режим Мирзиёева все же относится к мягкой форме султанизма, ибо он еще не дошел до таких крайних форм. (Кстати, Казахстан тоже местами относится к этой форме политического режима) 

Тем самым, условно говоря, в современной истории Узбекистан прошел сквозь три-четыре политических режима. В советское время – это был тоталитарный. При И. Каримове – посттоталитарный. И теперь при Мирзёеве политический режим трансформировался в сторону султанистского режима с элементами авторитаризма. Существенной чертой султанизма являются репрессии против неугодных режиму людей. На первый взгляд кажется, что Мирзиёев отказался от машины репрессий. Но это не так. Как отмечал в интервью для нашего сайта известный узбекский диссидент Мухаммад Салих: «В этом году правление Шавката Мирзиёева, можно сказать, вернулось на круги своя: начались политические репрессии. Карательный аппарат каримовского режима снова заработал. По нашим сведениям, режим Мирзиёева выделил из бюджета 4 миллиона долларов для расправы с наиболее активными членами оппозиции и представителями независимой прессы».

Расправы над неугодными, скорее всего, будут проводиться тихо, как и передел собственности, с использованием PR и задабриванием части инакомыслящих. Так, шумной показной пиар акцией стал подарок трехкомнатной квартиры с мебелью и бытовой техникой в Ташкенте известному инакомыслящему журналисту Бобомуроду Абдуллаеву, с выдачей ему загранпаспорта. Несколько дней назад, на последнем селекторном совещании по промышленности, Шавкат Мирзиёев грозно предупредил всех руководителей, что к прежней коррумпированной системе возврата не будет и всех коррупционеров будут жестко наказывать. Словом, в ответ на сообщение Иман о Гугуше Мирзиёев занялся развитием благостного своего имиджа, как «защитника» интересов народа, страны. 

Между тем, как сообщают знающие люди, Ш. Мирзиёев при И. Каримове прославился как человек с авторитарными замашками, не терпящий альтернативное мнение, избивающий подчиненных. Короче говоря, такие качества, как правило, присущи человеку, способному был султаном, деспотическим правителем. Таким образом, Мирзиёев постепенно становится очередным восточным деспотом, по традиции закрепляющим свое верховное положение распределением собственности среди своего клана, отбирая ее у предыдущих властных группировок…

Мнение