Беззаконие стало нормой в Таджикистане

Беззаконие стало нормой в Таджикистане

В начале сентября сообщили, что на известного таджикского правозащитника Бузургмехра Ёрова оказывается в тюрьме психологическое давление. В этой связи мы с помощью компетентного специалиста решили выяснить, как обстоит дело по этому вопросу и вообще по ситуации с правами человека в Таджикистане.

Независимый таджикский правозащитник Чамшед Ёров: Должны быть настоящие выборы на всех уровнях, а не назначения, завуалированные под выборы.

- Чамшед, почему таджикские власти оказывают психологическое давление на вашего брата Бузургмехра, запрещая всем заключенным общаться с ним, неужели им мало того, что они его посадили в тюрьму по надуманным обвинениям, на что они рассчитывают, лишая его общения с другими заключенными?

- Применение пыток, а психологические давления - это одно из разновидностей пытки, является самым распространенным методом, применяемым в правоохранительных системах Таджикистана. Такие психологические давления в отношении Бузургмехра были и во время следствия, суда и даже на стадии исполнения наказания. Естественно, основной целью применения таких пыток является полное подавление воли заключенного и подчинение его системе. Подчинения до такой степени, чтобы человек даже не пытался думать о своих правах и свободах, которые, несмотря на заключение, все-таки у него имеются, хотя в какой-то мере они и ограничены. Запрет общаться с братом всем заключенным - это ответ администрации колонии на общественную активность Бузургмехра. Бузургмехр не просто отбывает срок в колонии строгого режима, он также проводит занятия по изучению права, истории и английского языка для заключенных. Это такое маленькое сообщество заключенных, которые пытаются более продуктивно провести свое время. И, естественно, несанкционированные собрания и встречи не нравятся администрации. И поэтому со стороны сотрудников колонии №1 города Душанбе такие собрания или встречи были расценены, наверное, как опасные. Под страхом водворения в ШИЗО были предупреждены все заключенные о прекращении общения с Бузургмехром Ёровым.

В данный момент, хочу сказать, эта ситуация разрешилась наилучшим образом. После публикации в социальных сетях об этом инциденте сотрудники таджикской службы Радио Свобода связались с УИД РТ, и представитель данного учреждения без проведения каких-либо проверок опроверг нашу информацию. В начале прошедшей недели сотрудник аппарата Уполномоченного по правам человека в Таджикистане Хусниддин Нидоев навестил Бузургмехра Ёрова по этому поводу в колонии и обещал провести расследование. Через некоторое время начальник колонии сказал Ёрову, что сотрудник, который был организатором такого беспрецедентного психологического давления, уже выявлен и в отношении него будут применены меры. Имя и какие меры будут применены мне неизвестно. И я сомневаюсь, что действительно какие-то меры будут применяться в таком случае, потому что все, что творится в закрытых учреждениях страны, не может быть без ведома и согласия их начальства.

- Чамшед, помимо международных правозащитных организаций, власти каких стран призывали Рахмона освободить Бузургмехра? Вроде бы управляющие структуры Европейского союза активно занимаются такими вопросами.

- Да, действительно, многие страны призвали власти Таджикистана освободить Бузургмехра Ёрова, - это страны развитой демократии. В основном это США и ЕС, страны, входящие в так называемое СНГ, никаких подобных заявлений не делали, что и не странно. Кроме обращения дипломатических корпусов, есть многочисленные обращения от международных правозащитных организаций, структур ООН и просто частных лиц.

- В начале этого года Human Rights Watch сообщила всему миру, что в Таджикистане сложилась катастрофическая ситуация с правами человека. Чамшед, Душанбе как-то реагирует на эти сигналы мировой общественности, понимает, что, например, западные крупные инвесторы вряд ли придут в страну, где нет независимых судов, системы прав человека и верховенства закона?

- Единственной реакцией властей Таджикистана является констатация того, что Бузургмехр Ёров или другие политические заключенные осуждены законным, независимым и беспристрастным судом, и оснований для пересмотра решения суда нет, не говоря уже об их освобождении. Власти страны на обращения мирового сообщества по делу Бузургмехра опираются на то, что суд вынес «законное» решение, и никакие обращения или решения Комитета по правам человека ООН не имеют юридической силы в стране. Решение же Комитета по правам человека ООН власти Таджикистана рассматривают только как рекомендацию. Думаю, что ООН и его структурам по правам человека необходимо пересмотреть статус своих подобных решений. Такие решения должны быть не рекомендательными, а обязательными к исполнению в странах, подписавших международно-правовые акты по правам человека. Ведь, естественно, когда кто-то берет на себя какое-то обязательство, то за несоблюдение этого обязательства должны быть предусмотрены какие-то санкции.

И, разумеется, страна, где нет гарантий соблюдения законности, вряд ли будет привлекательна для иностранных инвесторов. Инвестор не может рисковать своим капиталом в стране с высоким уровнем коррупции, налогообложений, насильственных обязаловок, применяемых в отношении предпринимателей.

- По всей видимости, систематические нарушения прав человека, политические репрессии являются не просто основой режима Рахмона, но и его мировидением, внутренней культурой. Чамшед, способен ли Рахмон измениться, начать некоторую либерализацию в области прав человека, тем более коронакризис требует новых методов госуправления?

- Такое мировоззрение присуще всем власть имущим в Таджикистане. Не только одному человеку. Ведь многое в стране делается и без ведома самого Рахмона. По-моему, Рахмон не может уже поменять ситуацию в лучшую сторону. Страна управляется не Президентом и правительством, а уже кланом. В стране нет понятия и культуры политической борьбы, отсюда и репрессии против инакомыслящих. Без применения пыток, нарушений закона невозможно быстро и в сроки отправить уголовное дело в суд, - отсюда систематические нарушения прав человека. Беззаконие и упование на свою бесконтрольную власть наделили чиновников, особенно в правоохранительных органах, чувством безнаказанности и вседозволенности. Думаю, чтобы начались изменения, необходима полная смена власти, хотя бы на высшем уровне, нужно, чтобы население само выбирало своих руководителей. Должны быть настоящие выборы на всех уровнях, а не назначения, завуалированные под выборы.


Чамшед, ташаккур за интересное интервью!


Подготовил политолог Талгат Мамырайымов

 

Фото: с открытых источников