Умбеталиева: У Нацсовета общественного доверия нет будущего

Умбеталиева: У Нацсовета общественного доверия нет будущего

 

 

Кто все эти люди?

В обществе продолжает активно муссироваться тема создания Национального совета общественного доверия. Казахстанцы активно вспоминают о подобных советах прошлых лет и отличий особенных не находят. Их эффективность до сих пор не оценена потомками, возможно, потому что и оценивать было особенно нечего. Директор Центральноазиатского фонда развития демократии, кандидат политических наук Толганай Умбеталиева делится с читателями Platon.asia своим мнением относительно перспектив НСОД.

- Толганай, что даст Казахстану новый старый формат диалога власти и общества?

- Саму идею диалога общества и власти нахожу очень интересной. Диалог - это именно тот формат, который наиболее конструктивно позволит решить проблемы, которые накопились между властью и обществом. Но другое дело, что тот формат, который был предложен нынешней политической элитой, вряд ли будет эффективным. Как бы позитивно это ни смотрелось на бумаге и как бы приятно ни звучало из уст высокопоставленных чиновников, пытающихся убедить, а порой и навязать мнение, что этот совет самый идеальный на свете, на самом деле проект очень далек от истинных целей. Несмотря на очень серьезного вида председателя в лице президента Токаева, совет не приобрел вес в реальной политической жизни.

В отношении эффективности, предлагаю сначала набросать критерии для дальнейшей оценки. Во-первых, степень и уровень представленности гражданского общества. У нас оно сегодня не такое понятное, как это было в 90-х годах. Современное казахстанское общество сложное, есть различные социальные группы (начиная от богатых, заканчивая бедными; несмотря на то, власть отрицает наличие в казахстанском обществе бедных, их количество с каждым годом увеличивается), есть различные этнические группы, разные возраста, граждане отличаются по своим политическим, религиозным взглядам и т.д. И весь этот спектр должен быть представлен. Так ли это? Нет, к сожалению.

Второй критерий - выбор участников диалога. Он должен быть прозрачным, демократичным и альтернативным, а не избирательным и закрытым. Причем демократический подход должен быть применен и по отношению к списку от власти. Как составлялся список членов состав совета, представляющих ныне действующая власть? Мы не знаем. Соответствует ли этому критерию совет. Нет, к сожалению.

Третий критерий - прозрачность и демократичность процедур определения повестки дня совета. Есть ли такой момент? Нет.

Четвертый критерий - "правила игры" и как они определялись? Прозрачны ли они? Обсуждались ли эти правила с обществом? Нет, к сожалению.

И пятый критерий - равенство политическое, правовое двух сторон, которые будут вести диалог. Есть ли оно? Нет. Все будет происходит на территории власти, политическая элита имеет доминирующую позицию. Председателя совета просто назначили указом самого же президента. Кто его избирал председателем - это во-первых, а во-вторых, нужен ли вообще в диалоге председатель? Нет, не нужен. На первой встрече должен был быть избран из двух сторон диалога секретариат, который будет протоколировать, и в этом органе должное быть равное присутствие, как со стороны власти, так и со стороны, общества. Ответ на вопрос об эффективности, кажется, ясен.

- Кто, по вашему мнению, лишний в составе НСОД?

- Мне бы не хотелось переходить на личности, оценивать их. Сам механизм отбора участников для меня лично не понятен. Как я уже сказала выше, он не прозрачен. Около 80% участников совета - единомышленники, позиции которых совпадают с позицией власти. Поэтому с этой точки зрения, не совсем для меня понятно, кто и с кем будет дискутировать. Но в целом, судя по составу совета, думаю, что это не сам диалог, а лишь подготовка в перспективе к диалогу. Это с одной стороны. С другой, это вопрос власти - если бы это был настоящий диалог, то власти пришлось бы отдать часть полномочий по принятию политических решений обществу. А это уже политический прецедент, потеря влияния. Поэтому состав совета мне еще говорит о том, что политическая элита все хочет оставить как есть, т.е. не готова к политическим реформам и заинтересована в сохранении статус-кво.

- Может ли в перспективе НСОД влиять на те или иные решения власти?

- Совет не будет принимать никаких решений. Его члены будут лишь советовать, предполагать. У членов совета нет таких властных полномочий, они не избраны, а назначены. В соответствии с нашей Конституцией, источник власти - это народ, поэтому само назначение их властью не дает повода принимать решения, которые будут носить законный характер и эти решения можно легитимизировать. Поэтому это будут лишь предложения и идеи для АП.

- Как в дальнейшем будет развиваться сотрудничество государства и общества? Можно ли говорить. что НСОД стал одним из первых факторов потепления в отношениях между государством и обществом?

- Честно говоря, не думаю, что совет может внести существенные перемены в характер отношений между обществом и государством, так как сам формат совета - вертикальный, иерархический. Сам характер выбора участников - авторитарный, поэтому ожидать, что вдруг совет станет демократичным и горизонтальным, было бы наивно. Пока признаков демократических изменений я не вижу.

- Может ли быть, что даже частично независимых людей членство в НСОД сделает более лояльными к власти?

- Все может быть, никто на застрахован от "любви к власти". Поэтому я не исключаю, что и такие перемены возможны. Люди падки на внимание и восхищение и если они уже согласились на членство в совете, значит, это им было нужно. Люди ценящие другие вещи, исповедующие другие ценности, отказались.

Не думаю, что стоит негативно их оценивать, но и ждать чуда, тоже не стоит. Однозначно, у таких структур нет будущего. Это не первая попытка построить формат диалога иерархического характера. И мы знаем, какая судьба у всех этих советов. В данном случае не вижу никакой большой разницы от тех проектов, которые были раньше. Складывается впечатление, что мы немножко застряли на каком-то повороте. Одним словом, мне все это напоминает "день сурка".

Нужен прямой диалог государства и общества, когда всем понятно, кто представляет власть, и кто общество. Открытый, публичный, без сопровождения полиции, и без политических преследований после. Ведь у нас есть случаи, когда власть сначала дает возможность высказаться, гарантируя свободу, а потом спустя время, приходит незаметно наказание.

Формат диалога должен строиться на Конституции, на ее правовых нормах. Источник власти - это народ, поэтому слово общества, его желания, его решения - должны быть главными для власти. Сегодня все наоборот, политическая элита навязывает нам то решение, которое выгодно им, решения, которые их обогащают, создают для них комфортные условия. О чем можно говорить, если политическая элита не готова делиться с властью для ведения прямого и равного диалога с обществом?..

Аналитический отдел Platon.asia