05.11.2020, 08:38
Аналитический отдел platon.asia

Стратегические программы, проекты – лохотроны?

Мошеннические пирамиды политиков
Фотография с открытых источников

 

Lurkmore дает такое определение лохотрона — «комплекс организационно-технических мероприятий, целью которого является получение от лоха как можно большего количества ништяков таким образом, чтобы лох не смог хотя бы в первый момент времени понять, что его развели». Lurkmore отдельно выделяет «государственный лохотрон». Соответственно, лохотронщиками тут он вполне справедливо называет чинушей, элиту, правителей. В какой-то мере нас тоже разводят с помощью таких лохотронов, как стратегические программы, проекты, «чтобы войти в передовые ряды». Как так получилось? В Казахстане с первых лет независимости политическая, экономическая и интеллектуальная элита стала формироваться преимущественно на основе отрицательной селекции, когда «лучшими», «избранными» становились люди, наиболее изобретательные в подхалимстве, интригах и мошенничестве.

В результате у нас моральное, интеллектуальное уродство стало «критерием», нормой, по которой определяется успешность человека. Так, жадность, коррупция, накопительство и богатство за счет общественных и моральных ценностей, нечестность, лицемерие, цинизм и плутовство стали атрибутами «удачливых», «успешных» людей. Выход «наверх» таких «успешных» людей произошел в некотором смысле по «правилам» теории «естественного отбора», когда высокие моральные принципы стали «балластом», мешающим выживанию в этих «джунглях». Основным критерием «изобретательности», «талантливости» нашей элиты стали разные коррупционные схемы, за счет которых можно «технично» лохонуть всех, чтобы они не заметили. Первое время, действительно, люди верили в светлое будущее, которое пророчили лохотроны. Но затем люди поняли, что их «развели». Именно поэтому власть потеряла доверие народа, да и во всем обществе исчезло какое-либо взаимное доверие.

Российский политолог Юлий Нисневич показал, что коррупция является одним из главных механизмов осуществления власти в большинстве постсоветских авторитарных режимов. Одним словом, коррупция у нас является не только материальной, экономической, но и политической, социальной, статусной выгодой. Чинуши используют должности ради своих корыстных интересов – это и есть сущность коррупции. При этом политическая коррупция является основой экономической коррупции. Люди, приходя во власть, начинают менять ее законодательную структуру под себя, распределяя ключевые должности среди своих людей. Ими разрабатываются разные стратегические программы, проекты, на основе которых легче осваивать государственные ресурсы, средства, с помощью «своих» людей, разводя простой народ. 

В основном бывает так, что под большой вывеской о «стратегическом» развитии какой-либо отрасли большая часть средств программы отмывается через несколько отраслевых проектов, допустим, каких-то предприятий, «заводов», внутри нее.  Так создается закрытая корпорация круговой поруки. В результате реализации разных лохотронов, по данным международной организации Tax Justice Network, в последние 20 лет из Казахстана только в офшорные зоны было выведено около 140 миллиардов долларов. А сколько денег ушло в виде инвестиций, банковских вкладов в другие страны, одному богу известно. И, скорее всего, конца-краю нет этим «предприятиям». Так, под предлогом борьбы с последствиями коронакризиса, крупный бизнес в нашей стране освоил государственную помощь на более чем 10 млрд долларов США. Будут ли от этого хорошие результаты? Зададимся таким риторическим вопросом.

Ведь, повторимся, многое в Казахстане существует и реализуется преимущественно на декларативном уровне разных программ «развития». То есть народ кормят «стратегическими» целями этих программ, иногда делая для него что-то по мелочи, но, как правило, в целях дальнейшего извлечения прибыли. Причем прибыль может быть и политической, собственно, являясь главной оболочкой всей коррупционной системы. Для этого и создаются такие «лохотроны» как избирательная система, парламент, партии, законодательство по обеспечению базовых прав человека. Если строго следовать научным критериям, то в казахстанской социально-политической реальности нет объектов, которые можно причислить к демократическим политическим институтам – они только лишь имитируются.

Давайте рассмотрим конкретные примеры лохотронов, чтобы вам было понятнее, как они реализуются. К примеру, есть проект горнолыжного курорта «Кок-Жайляу», за закрытие которого ратует гражданская общественность Алматы. Власти в прошлом году заявили, что этот проект закроют. Но на самом деле для этого необходимо, во-первых, издание соответствующего указа, либо хотя бы постановления правительства. Во-вторых, этот проект заложен в официально принятую государственную программу развития туризма в Казахстане на 2019-2025 годы. Строительство курорта «Кок-Жайляу» в плане мероприятий этой госпрограммы, со сроками строительства – 2020-2025 годы.

Причем, заметьте, эта госпрограмма утверждена постановлением Правительства 31 мая прошлого года, то есть спустя небольшое время после первых заявлений о приостановлении проекта ГКЛ «Кок-Жайляу». Кроме того, сейчас можно легально захватывать земли заповедников, национальных парков. Так что проект ГКЛ «Кок-Жайляу» еще никуда не ушел, ибо на кону стоят большие интересы могущественных людей. Недавно сообщили о решении перевести работу ТЭЦ-2 в Алматы с угля на газ. Между тем в свое время известный эколог, общественный деятель Абай Ерекенов показал, что разговоры о газификации ТЭЦ-2 являются словесной эквилибристикой, поскольку «станция не подлежит газификации ввиду своей конструкции». 

Власти утверждают, что сейчас ведется работа по обеспечению центральным водоснабжением почти всех районов Казахстана. Вот только не говорится, качественная ли будет там вода и, вообще, проводится ли в Казахстане какая-нибудь работа по обеспечению качества питьевой водопроводной воды. Согласно стандартам ООН, одним из компонентов достаточного уровня жизни выступает доступность и качество питьевой водопроводной воды, с чем в нашей стране не все в порядке. Во многих наших селах, поселках, городах часто отключают воду на довольно длительное время. А в некоторых местах из крана течет «непонятная» вода, оставляющая густые осадки в чайниках. Люди не перестают жаловаться на эту проблему, но в ответ только слышат клятвенные обещания, которые чиновники, видимо, сразу же забывают.

Возьмем проект строительства монорельсового транспорта «Астана LRT». При его принятии власти трубили о том, что это, мол, инновационный проект 21-го века. Теперь же они говорят, что этот проект «очень спорный…экономически непонятный». Такая же судьба постигла многие наши индустриально-инновационные «прорывные» проекты. В частности, в прошлом году мы отказались от производства вагонов Тальго. Два года назад российский «Трансмашхолдинг» выкупил у КТЖ почти 100% компании «Тулпар-Тальго». А как же собственное производство скоростных вагонов, о чем мы хвастались на самом высоком уровне все время после запуска этого завода?

Пожалуй, самым известным государственным лохотроном стал актауский завод планшетников. Как известно, в 2011 году в г. Актау запустили «первый в стране завод по выпуску планшетных компьютеров, телевизоров и мониторов». Этот проект с самого начала был чистой воды мошенничеством. Авторы проекта закупили в Китае соответствующую продукцию на 958 тысяч тенге и выдавали за свою. При этом сообщалось, что первый «отечественный планшет» будет называться «Аққу», а при его включении, на фоне национального орнамента, будет высвечиваться взлетающий лебедь и звучать кюй «Сарыарқа». Короче, получился такой классический «проект» для лохов в стиле Остапа Бендера. С той лишь разницей, что этот проект изначально одобрили на высоком уровне в Астане. 
    
Некоторые эксперты говорят, что наши власти потратили много «углеводородных» денег на праздники, строительство помпезных зданий и инфраструктуры, от которых нет практической отдачи. То есть они считают, что основные наши «нефтяные» деньги мы проели, как говорится, «прокайфовали». Однако, думается, большая часть денег, выделенных на эти «тои», презентации вроде ЭКСПО, – ушла в карманы организаторов. В том числе за счет завышения стоимости строительства объектов внутри проектов. А рядовым участникам этих проектов достались лишь небольшие гроши – в виде зарплат, проезда, проживания, какой-то еды и т.п. Иначе говоря, полагаем, что проведение разных таких помпезных мероприятий в Казахстане тоже стало выгодным бизнесом по прихватизации бюджетных средств, создания выгодных социальных связей, закрытых корпораций «своих» людей. Именно в таком ключе создается бесконечный круг дополнительных вложений госсредств, господрядов в разные лохотроны, мошеннические пирамиды…
 

Читайте еще:
Мнение