21.09.2019, 04:53
Platon.Asia

Советская принудительная экономика. Часть II

Человеческие взаимодействия содержат в себе и политические, и экономические, и социально-статусные отношения одновременно. Одно от другого невозможно отделить. В этом плане советская экономика была отражением политической системы СССР, ее глубоких историко-культурных оснований. Советская экономика функционировала за счет ущемления личных интересов людей ради развития центра-государства. Советских людей научили голодать, жертвовать ради «великого светлого будущего» и могущества страны на мировой арене.

О. Бессонова советскую экономику называет раздаточной. Сущность раздатка заключается в многовековой практике раздач разных ресурсов от государя, «что напрямую означало «господин дарствующий»». При этом раздачи выдавались «по чину, дача - по вотчине, придача и к окладу, и к даче - по количеству и качеству
службы»». Раздача по чину существовала и в СССР – «общеизвестно, что каждый советский гражданин получал в соответствии со своим должностным положением» (долг и служение государству). В ответ на раздачи действовали «сдачи» - дани, подати, оброки и др. Другой сущностной стороной советской экономики выступало тотальное командно-административное управление партийно-государственной бюрократии. Сегодняшняя казахстанская экономика во многом
воспроизводит советскую экономическую систему. Особенно когда наши власти пытаются регулировать цены на местах, принуждают интеллигенцию, крупных бизнесменов делать «сдачи» в виде «общественной нагрузки», финансирования различных фондов, проектов, спортивных ассоциаций, а также национальных празднеств, инициированных государством и т.д.).

Думается, что советская командно-административная экономика сформировалась при Сталине, к концу 1930-х годов, и соответствовала идеальной модели «азиатского способа производства с типичными для него полным господством государственной власти-собственности, «тотальным контролем» и «тотальным подчинением»». Репрессии, наказания и принуждения были неотъемлемой частью советской экономической системы, еще со времен Ленина. Некоторые ученые полагают, что Сталин и Ко в виду того, что СССР не мог занять за рубежом деньги на индустриализацию советской экономики, решили выкачивать ресурсы
из села и за счет принудительного труда в системе ГУЛАГ. На взгляд ряда исследователей, в первую очередь по этой причине были осуществлены массовые репрессии и коллективизация.

В самом начале индустриализация столкнулась с проблемой поставок дешевого хлеба. Коллективизация стала инструментом получения практически дармового хлеба из села. Экспортные продажи дармового хлеба, других товаров дали ресурсы «для инвестиций в промышленность». Средства индустриализации давали также сверхналог на крестьян в виде переплат на промышленные товары; принудительные займы у крестьян – «добавочный налог». В 1927 году за счет этих займов получили 1 млрд руб., а в 1935 году – 17 млрд руб. Коллективизация предоставила еще и трудовые ресурсы из села. За счет нее в 1930-е годы многие крестьяне, чтобы выжить, переехали в город, где становились дешевой рабочей силой индустриализации. Для предотвращения массового переселения крестьян в города из созданных колхозов в 1932 году создали ««новое крепостное право», введя прописку и внутренние паспорта, которые не выдавались крестьянам.

Да, по итогам сталинской индустриализации доля промышленности в структуре ВВП возросла до трети с около 20%. В конце второй пятилетки СССР по объему промышленной продукции вышел на второе место в мире после США, а к 1941 году было построено около 9 тыс. новых заводов. Но эти результаты были
достигнуты слишком большой ценой. Коллективизация и форсированная индустриализация вызвали массовый голод. В результате голода 1932–1933 годов погибло 6–8 миллионов человек, больше всего в Казахстане и Украине. И это еще не считая сотни тысяч невинных жертв репрессий. Планы индустриализации реализовывались в обстановке масштабного перенапряжения сил, которое не могло обеспечиваться простым энтузиазмом и, соответственно, опиралось на силовые принуждения. Сталин тогда прямо сказал: «Репрессии в области социалистического строительства являются необходимым элементом наступления». Так, с 1930-1931 годов было запрещено свободное передвижение рабочей силы; нарушения трудовой дисциплины, ущерб и халатность стали караться уголовными наказаниями. А за кражу госимущества полагалась смертная казнь. В 1932 году ввели принудительный перевод рабочей силы между предприятиями.

В ходе индустриализации активно использовался труд зэков ГУЛАГа. Например, Беломорско-Балтийский канал был полностью построен зэками ГУЛАГа. Многие советские промышленные проекты были реализованы за счет труда и смертей гулаговцев. Принуждения и репрессии, на которых базировалась советская экономика, на самом деле не были эффективными с экономической точки зрения. Как показывают исследования, в экономическом плане годы Большого
террора (1937–1940 гг.) «были более проблемными, чем 1934–1936 годы». Особенно проблемным был 1938 год, когда «из-за репрессийне было менеджеров на предприятиях и появлялись проблемы в развитии». Сталинские репрессии осуществлялись и в отношении технической интеллигенции и иностранных технических специалистов. Тем самым массированные репрессии этих годов нанесли существенный урон советской экономике.

Кроме того, выяснилось, что успехи сталинской индустриализации были достигнуты преимущественно за счет экстенсивных методов. То есть возросла норма валового накопления в основной капитал, сбережений (за счет снижения потребления – пояса потуже затянули); резко вырос уровень занятости и эксплуатации природных ресурсов. И все это на основе дармового массового труда. Однако, несмотря на «стахановское движение», принуждения, средняя производительность
труда падала. В 1929—1932 годах часовая добавленная стоимость в промышленности сократилась на 60% и восстановилась только в 1952 году. Главными причинами такого результата считают хронический товарный дефицит, коллективизацию, массовый голод, неквалифицированную рабочую силу из села.

Следует отметить, что успехи первой советской индустриализации стали возможными также за счет импорта передовых технологий и помощи иностранных специалистов. В частности, приглашались инженеры таких известных компаний как Siemens-Schuckertwerke AG и General Electric, с поставками их оборудования. Активно реализовывали сталинскую индустриализацию американские компании Ford, Austin Motor Company, Albert Kahn Inc Newport News Shipbuilding, Arthur G. McKee and Co, Freyn Engineering Co. Благодаря всем этим компаниям, их оборудованию, образцам их продукции были построены и запущены Сталинградский тракторный завод, Днепрогэс, Нижегородский автозавод (ГАЗ), Магнитогорский металлургический комбинат и др. Стандартную доменную печь для всех первых советских металлургических комбинатов разработала чикагская компания Freyn Engineering Co.

Советскую экономику иногда называют плановой. Советские власти утверждали, что в основе успехов индустриализации лежал пятилетний план. Ученые выяснили, что статистика уже по первому такому плану была сфальсифицирована. Практически все советские пятилетки не выполнялись, на их основе так и не получилось систематически и эффективно распределять ресурсы. Тем самым советская экономика была не плановой, а больше командной. В сравнительных исследованиях по 103 странам за период 1950-1989 годов выяснилось, что с учетом масштаба затрат СССР, темпы роста его экономики были на 2% ниже, чем они могли быть в другой экономической модели. Авторы этого вывода Уильям Истерли и Стэнли Фишер пишут, что в советской экономике «неэффективность использования ресурсов нарастала со временем».

Вместе с тем советская политическая система, за счет идеологически-силовых инструментов, обладала способностью масштабной мобилизации ресурсов для решения таких конкретных задач, как промышленная модернизация. В составе СССР серьезную промышленную модернизацию прошел и Казахстан. В результате чего в стране стали производиться химикаты, машины, оборудование, синтетический каучук, текстильные и другие изделия. В середине 1960-х годов в Казахстане производилось 10,6% высоковольтной аппаратуры, 6,5% прокатного, 10% обогатительного оборудования от их общего выпуска по СССР. Причем промышленная продукция КазССР пользовалась спросом во многих странах мира. В то же время Казахстан был частично (в некоторых отраслях) одной из опорных сырьевых, комплектующих баз крупнейших советских индустриальных предприятий по выпуску продукции с высокой добавленной стоимостью. Собственно, советская экономика представляла собою единую цепочку добавленной стоимости, где каждая республика занимала соответствующую ее технологическим и кадровым возможностям специализацию.

Между тем из работавших в советский период 2 тысяч предприятий машиностроения и металлообработки сейчас в Казахстане осталось чуть более 100. В 1990 году доля машиностроения в общем казахстанском объеме производства составляла 16%, а сейчас - менее 3%. В КазССР функционировало около 20 крупных предприятий химической и нефтехимической отрасли (Актауский завод пластических масс, Атырауский завод «Полипропилен», Костанайский завод химволокна, Шымкентский завод по производству шин, Карагандинские предприятия по выпуску резинотехнических изделий). Сегодня же в Казахстане глубокая переработка углеводородов, несмотря на громадные планы, находится на зачаточном уровне. А где программа индустриально-инновационного развития, или это мыльный пузырь? Да, зачем голову себе ломать, лучше спокойно добывать и продавать нефть, металлы, без лишних трат. Таким образом, разговоры о том, что Казахстан был только сырьевым придатком Союза и поэтому у нас нет высокотехнологичной промышленности, могут служить оправданием развала большей части промышленного наследия, доставшегося от СССР.

 

Аналитический отдел Platon.asia

 

фото: news-front.info

 

Читайте еще:
Мнение