09.01.2020, 04:00
Platon.Asia

Проблемы трансграничных рек Казахстана

О грядущих битвах за воду

На днях сообщили, что в целях исследования гидрологического режима реки Урал Казахстан и Россия сформируют совместную экспертную группу. В этой связи мы решили рассмотреть проблему полноценного использования нашей страной водных ресурсов трансграничных рек. Как известно, Казахстан испытывает дефицит водных ресурсов, поскольку около половины поверхностных вод страны (44,9 куб. км) поступает с территории соседних стран (КНР, РФ, Узбекистан и Кыргызстан). В целом, запасы пресных вод Казахстана составляют 524 куб. км., из которых 58 куб. км сосредоточены в подземных водах, 80 куб. км – в ледниках, 190 куб. км – в озерах, 95,5 куб. км – в водохранилищах, 100,5 куб. км – в реках. В последние 18 лет происходит неумолимое сокращение естественных ресурсов наших поверхностных вод. Наибольшие проблемы у Казахстана наблюдаются на реках Или и Иртыш, которые на 70% формируются в Китае.

Многие эксперты считают, что Иртышу, в его казахстанской части, в ближайшее время грозит обмеление, в первую очередь из-за массированного забора воды с китайской стороны, возведения там дамб и плотин. Сегодня китайцы из девяти кубокилометров вод Черного Иртыша забирают около трех кубокилометров, что равно почти 30% стока реки. Более того, в Синьцзяне в связи с планами расширения населения и посевных площадей планируют довести этот объем до четырех-пяти кубокилометров. В Китае ежегодно выделяется 62 млрд долларов на строительство ирригационных объектов. В итоге искусственное изменение стока верхнего Иртыша приведет к экологической катастрофе. Если Китай будет продолжать большой забор из Иртыша, то к 2030 году его воды уменьшатся на 8 куб. км, к 2040 году – на 10 куб. км, к 2050 году – на 11,4 куб. км. Это приведет в массе проблем – от значительного снижения выработки электроэнергии на каскаде ГЭС на Иртыше до высыхания озера Зайсан, ухудшения качества поверхностных и подземных вод, а «русло реки на территории Казахстана вплоть до Омска может стать цепью болот и стоячих вод».
На китайской стороне в бассейне реки Или построено около 130 гидросооружений и 13 водохранилищ. Все это будет направлено не только на увеличивающиеся посевные площади, но и на возводящиеся промышленные объекты. И как следствие - из-за обмеления реки Или начал сильно мелеть и Балхаш. Из рек, впадающих в озеро Балхаш, на долю реки Или приходится около 80% стока. Некоторые ученые прогнозируют, что «озеро Балхаш может исчезнуть, как Аральское море», что приведет «к серьезным последствиям для всего региона». Оказывается, за последние 50 лет площадь Балхаша сократилась почти на 2 тысячи квадратных километров. В настоящее время озеро Балхаш существует благодаря интенсивному таянию ледников Тянь-Шаня.

По мнению экспертов, несмотря на увеличение ледникового стока на Тянь-Шане, повышение норм забора воды Или даже на 10% станет катастрофой в виде разделения Балхаша на два водоёма с последующим высыханием восточной части. Обмеление Балхаша вызовет распространение соли с его дна по всей территории региона, включая ледники Тянь-Шаня, расположенные в Китае, которые, после этого, начнут таять. В результате, в горные реки будет поступать меньше воды. Тем самым Китай, находящийся в верховьях стока рек Или и Иртыш, окажется в роли распорядителя дефицитной воды. Кроме того, таяние ледников Тянь-Шаня выльется в сброс в низовья большой массы воды вместе с селевыми потоками. Это приведет к катастрофической ситуации на территории ряда районов не только Китая, но и Казахстана и Кыргызстана.

Среди всего прочего, ускоренное промышленное развитие северо-западного Китая может существенно увеличить загрязнение озера Балхаш химикатами и удобрениями. Значительный вклад в загрязнение вод Или и Иртыша вносят промышленные объекты, расположенные и в Казахстане. Следует также отметить, что довольно большой сток воды рек Или и Иртыш (около 7,5 куб. км, что соответствует 15% всех их водных ресурсов) происходит в результате нерационального использования и ее непроизводственных потерь из-за халатности, как китайской, так и казахстанской сторон. А как же может быть иначе, если в Казахстане почти нет компетентных кадров гидрологических служб, гидропостов на всех речных бассейнах. Так, за 14 лет ни разу не проводились комплексные исследования проблем Балхаша, большинства трансграничных рек. Наверное, только в наших странах может быть такой безрассудно-хищнический подход – использовать ресурсы природы, не проводя надлежащих научных замеров. Как говорится, «поматросил и бросил».

Синьцзян - наименее обеспеченный водными ресурсами район Китая, обладающий водными ресурсами всего в 26,3 кубокилометров в год, что позволяет обеспечить водой только 18 млн. человек. Но уже сейчас население района составляет более 20 млн. человек с потенциалом дальнейшего роста. Позиция Китая по трансграничным рекам продиктована его стремлением сделать Синьцзян региональным и торговым центром в Центральной Азии и, соответственно, заселить этот район этническими китайцами (ханьцами). Соответственно, это потребует увеличения, как сельскохозяйственного, промышленного потенциала региона, так и его обеспеченности водой. Казахстан не раз настаивал на проведении трехсторонних переговоров по рабочим вопросам трансграничных рек, но Китай отказался от такого формата, как и не принял другие требования нашей стороны по этой проблеме. До сих пор отсутствует нормативно-правовая база по делению водных ресурсов трансграничных рек Казахстана и Китая. Существует только Соглашение между правительствами Казахстана и Китая по вопросам сотрудничества касательно использования и охраны трансграничных рек, которое фактически не играет серьезной роли. В середине декабря прошла информация, что Казахстан и Китай согласовали всего лишь «30% текста проекта соглашения о вододелении на трансграничных реках». Сообщалось, что с казахстанской стороны в этом документе предложены положения по учету потребностей экосистем Балхаша, Иле, Зайсана и Иртыша.

Летом прошлого года в Уральске река практически обмелела. В прошлом году зафиксировали рекордно низкий уровень воды в низовьях этой трансграничной реки. Напомним, Урал начинается со склон вершины Круглая сопка хребта Уралтау (Южный Урал, Россия). Средний многолетний уровень реки Урал в районе Атырау составлял 9,5 млрд куб. м. В 2018 году он сократился до 5,2 млрд куб. м, а за январь-июль 2019 года было всего лишь 3 млрд куб. м воды. Урал является основным источником пресной воды для двух приграничных регионов Казахстана и России. Казахстанские эксперты полагают, что обмеление Урала «происходит из-за излишней зарегулированности в верховьях реки» - в последнее время в Башкортостане появились дополнительные водохранилища. В результате обмеления Урала «высохло 22% пойменного леса» Атырауской области. Как бы то ни было, точные причины обмеления Урала пока неизвестны – для этого необходимо провести всестороннее научное исследование.

Ежегодно сельскохозяйственные предприятия наших южных регионов испытывают дефицит водных ресурсов из Сырдарьи, потому что узбекская сторона делает чересчур большие заборы из реки. Сегодня известно, что чрезмерное водопотребление в Амударье и Сырдарье является главной причиной дефицита водных ресурсов в их низовье, высыхания Аральского моря. Крестьяне Жамбылской области уже больше 10 лет не получают необходимые водные ресурсы из трансграничных рек Чу и Талас из-за чрезмерных заборов воды на территории Кыргызстана. В бассейнах этих рек слабо используются водосберегающие технологии при орошении, наблюдается износ каналов, отсутствует современный автоматизированный учет воды, рациональный механизм финансирования водного хозяйства и недостаточно развита сельхозкооперация. При сохранении этих трендов в Казахстане скоро возникнут серьезные проблемы с обеспечением водой.

Уже сейчас в Центральной Азии наблюдается водный кризис, когда 90% хозяйственных земель нуждаются в искусственном орошении. Около 80% населения нашего региона (более 55 млн человек), занято в аграрном секторе и, следовательно, зависит от ресурсов трансграничных рек. Всемирный банк прогнозирует, что «к 2050 году на фоне прогнозируемого демографического роста в регионе до 90 млн человек ожидается дефицит воды до 25-30%». Исследование Всемирного банка показало, что «нехватка пресной воды в Центральной Азии может привести к падению ВВП на 11%».

Одним из инструментов решения проблемы дефицита водных ресурсов ЦА выступают водосберегающие технологии, бережливый подход к воде, чего остро не хватает в нашем регионе. В частности, Туркменистан потребляет около 5,5 тыс. кубических метров воды на душу населения, занимая по этому показателю 1-е место в мире. Данное потребление в четыре раза больше, чем, к примеру, в США, и в 13 раз больше соответствующего показателя Китая. Узбекистан и Кыргызстан с 2 тыс. кубометров воды на человека находятся на 4-м и 5-м местах данного печального рейтинга. Таджикистан с Казахстаном - на 7-й и 11-й позиции, соответственно.

Несколько лет назад, после тщательного исследования, эксперты ПРООН и казахстанские специалисты-водники пришли к выводу, что проблема трансграничных рек в Казахстане неразрешима. В советское время водно-энергетическая проблема Центральной Азии решалась совместными усилиями всех стран региона на основе кооперации и взаимной выручки. Другого, более эффективного пути решения этого проблемного вопроса не существует. В свое время Ислам Каримов говорил, что водный кризис является главной проблемой ЦА, из-за которой может возникнуть война…

 

Редакция 

 

Фото: https://republic.ru/

Читайте еще:
Мнение