17.05.2019, 08:51
Platon.Asia

Прецедентное право: кто «за»?

На IX Петербургском Международном Юридическом Форуме, который проходит в эти дни в Санкт-Петербурге,  состоялась необычная сессия  – в формате ток- шоу состоялась дискуссия  между сторонниками и противниками прецедентного права. За дебатами экспертов наблюдали гости Форума, которые определяли, чья сторона оказалась наиболее убедительна. 

Участники должны были ответить на вопрос: необходимо ли России прецедентной право? Возможна ли имплементация в стране, относящейся к континентальному правовому семейству? Правда ли, что прецедентное право лучше  приспособлено  к постоянной модернизации действующего права, чем правовая система?

Академик РАН, профессор кафедры гражданского права  СПбГУ Юрий Толстой в оде дискуссии обратился к трудам цивилиста-теоретика С.Вильнянского, позиция которого сводилась к тому, что надо различать     единичный судебный прецедент, который ранее российской судебной системе  был неизвестен. И множественный, где речь идет о сложившейся судебной практике  по определенной категории дел, которая после того, как устоялась,  получает разъяснения в руководящих постановлениях Пленума Верховного суда.

О взаимосвязи принципов законодательства и прецедента высказалась заведующая  кафедрой гражданского процесса Московской высшей школы социальных и экономических наук Мария Ерохова. «Современное законодательство полно принципов. Там, где есть принципы, прецедент неизбежен», - уверила она.

Специалист по исламскому банковскому праву СПбГУ Инесе Тенберга обратила внимание слушателей на судебный активизм,  в пример эксперт привела европейский опыт. «Расширение компетенций судебной власти и  толкование учредительных договоров ЕС  показывает опасную тенденцию  благоприятствования прецедентам  на неподготовленной почве. Если вовремя не пресекать эти движения, укреплять полномочия судебной власти, можно дожить до подмены понятий, конкуренции властей», - отметила она.

Опытом Казахстана поделился заместитель исполнительного директора Фонда Первого Президента Республики Казахстан - Елбасы  Игорь Рогов. В качестве доводов в поддержку судебного прецедента он привел следующий пример. «В Казахстане, несколько лет назад, был открыт Международный  финансовый центр «Астана» с целью привлечения инвестиций в нашу страну. Все было понятно, но одна норма  конституционного закона вызвала жесткую дискуссию. Правом МФЦА является Конституция РК и акты МФЦА. Но эти акты основываются на общем праве  Англии и Уэльса. По сути, в отдельно взятом регионе (тогда - Астане) опосредовано через акты МФЦА   применяется прецедентное право Англии. Для этого потребовались изменения в Конституцию»,- сказал он.

Свою позицию по данному вопросу выразил  также доцент кафедры  административного и финансового права СПбГУ Сергей   Овсянников. «Cудебный прецедент -  источник права. Основной импульс правовая система получает из судебной практики»,- подчеркнул он.

Также в ходе дискуссии выступили с докладами советник юридической фирмы Dentons, президент Бруклинской школы права  (в отставке) Николас Аллард и королевский адвокат  Майкл Блэр.

По окончании дискуссии модераторы озвучили результаты голосования: 64 процента слушателей высказались «за» то, что доктрина прецедента полезна для континентального  правопорядка.  Почти треть подтвердила, что имплементация практически невозможна. Только 2  процента участников  уверены в бесполезности доктрины.

Что касается применения судебного прецедента в Казахстане, то, по мнению многих ученых и юристов-практиков, в настоящее время у нас все-таки нет реальных условий для внедрения судебного прецедента, но отмечается  необходимость  повышения значения постановлений коллегий Верховного суда, их обоснованности, непротиворечивости, научности аргументации. Следует создавать такие решения, которые могли бы служить образцом для судов при вынесении решений по однотипным делам, создавать условия для того, чтобы суды сами стремились следовать выводам и обоснованиям, содержащимися в этих постановлениях. Верховному Суду, при этом,  необходимо принимать каждое свое решение как образцово-показательное решение, которое со временем может получить обязательную для всех судов силу, и это уже будет рассматриваться как прецедент или квази-прецедент.

 

Виктория Бурцева, эксперт фонда "The True Journalism Foundation"

Читайте еще:
Мнение