О градусе протестных настроений в Казахстане

О градусе протестных настроений в Казахстане

В последнее время разные «неразрешенные» митинги становятся нормой политической жизни страны, что может говорить о повышении градуса протестных настроений в Казахстане. Протестные митинги с политическими требованиями, акции многодетных матерей, обманутых дольщиков являются тому свидетельством. В принципе, так и должно быть в стране с развитой демократией.

Но наш случай другой. Если в западных странах власти сразу реагируют на протесты, пытаются решить проблемы, лежащие в их основе, то у нас часто это имитация решения проблем, которые часто решаются не системно, а ситуативно.

Ко всему прочему, создается впечатление, что митинги становятся развлекательной игрушкой в целях манипуляции общественным мнением. Представляется, что некоторые публичные протестные акции у нас организовываются околовластными кругами. В частности, антикитайские митинги могут направляться ими, чтобы «показать» Китаю и Западу, что есть проблемы с общественной поддержкой китайских проектов в Казахстане. Не исключено, что ряд митингов, в том числе в период президентских выборов, является спланированными акциями для имитации «демократического гражданского общества» в стране.

К их числу можно отнести и недавние разные «развлекательные» флешмобы «демократической молодежи», требующей демократических поправок конституции и прочего.

Однако все эти действа, в конечном итоге, только сжимают пружину народного негодования. Самое главное свидетельство того, что народ устал от полумер власти – это итоги президентских выборов. Очевидцы полагают, что за Амиржана Косанова проголосовало гораздо больше официальных данных, несмотря на неоднозначное
отношение к этому кандидату. Значительное число казахстанцев уже считает, что эта власть не улучшит их жизнь. Коэффициент Джини (степень социального неравенства) в Казахстане, согласно оценкам независимых экспертов, в несколько раз превышает официальные данные. В свое время земельный вопрос обнажил ужасающий характер социальной несправедливости в беднейших слоях казахстанского общества, представители которых приняли активное участие в протестных акциях. (О низком уровне жизни большинства казахстанцев, ущемлении их различных прав мы информировали в статьях «Нищие жители Великой степи» и «Внутренние мигранты – «протестная бомба»?»).

Согласно некоторым исследованиям, «успех мирных протестов только тогда кажется гарантированным, когда они достигают порога в 3,5% от населения страны». Обычно протесты имеют успех, то есть, приводят к кардинальным переменам, преимущественно при наличии в их основе значительного количества организованных групп, финансовых, информационных ресурсов. Не думается, что все это есть у сегодняшних протестующих в нашей стране. К тому же большая часть простых казахстанцев уже привыкла переносить низкий уровень жизни и удовлетворяться обеспечением бытового минимума. Часто можно услышать, что межэтническая и политическая стабильность в Казахстане обеспечена усилиями правящей элиты, власти. На самом деле главный залог этой стабильности находится в самом казахском
народе. Наш народ миролюбив, терпелив и привык следовать старой казахской формуле стабильности «Еліміз тыныш, аман-есен болсын» («Пусть в народе будет спокойствие и здоровье»).

А присказка «тыныштық керек», можно сказать, является философией жизни многих казахов. Оттого-то практически все современные протестные митинги в Казахстане были немногочисленными, не имели в своем составе хорошо организованные группы. Социологические опросы говорят о большом
потенциале протестного движения в нашей республике, о готовности довольно значительного количества казахстанцев выступить с открытыми протестами. Но на практике протестующих – в разы меньше. В этом примере мы имеем дело с ярким проявлением парадокса Лапьера и практическим правилом того, что «от
недовольства до протестов и от протестов до организованных политических выступлений дистанции весьма значительные».

Тем не менее, сегодняшние протестные выступления по своему характеру отличаются от предыдущих потому, что отражают устойчивое народное социальное недовольство, неприятие сложившегося социального уклада. Казахстанские власти своими непропорциональными силовыми мерами способствуют расширению
круга остро недовольных, протестно настроенных людей. Американский социолог Д. Янкелович обосновал наличие двух уровней, градаций протеста. На первом из них выступления людей в своем базисе направлены против определенных аспектов государственной политики с ожиданием от властей исправления ситуации. Вторая градация протеста является отражением абсолютной потери веры в улучшение обстановки действующей властью и влечет за собою масштабные бунты, поджоги, погромы. Следуя Д. Янкеловичу, можно считать, что сейчас подавляющая часть протестных масс в Казахстане все еще надеется на уступки со стороны государства, правящей элиты в пользу их требований, пожеланий и чаяний.

Кроме того, большинство протестующих в нашей стране пока опасаются вступать в прямой конфликт с силовыми структурами. К тому же значительное количество казахстанцев работают в бюджетных организациях и посему зависят от государственного аппарата. За участие в митингах, например, сторонников ДВК казахстанцы могут быть признаны экстремистами, поскольку эта организация отнесена к экстремистской. В то же время этот факт показывает, что у властей есть поводы серьезно опасаться массовых протестов в стране. Все-таки власти, должно быть, проводят закрытые социологические исследования и знают, какой градус протестной
напряженности наблюдается в казахстанском обществе.

Впрочем, если ситуация не изменится, власть силовыми мерами сможет лишь отсрочить на краткосрочный, или среднесрочный период массовые протесты народа при условии, если появится серьезный мотив. И он может появиться из-за кровавого разгона мирного митинга или состояния невозможности терпеть невыносимые условия жизни, при серьезном ухудшении социально-экономической ситуации в стране. В любом закрытом обществе ограничение ресурсов, возможностей, социальной мобильности для определенных групп рано или поздно приводит к тому, что эти люди начинают стремиться изменить несправедливый социальный порядок силовыми методами. При кровавом исходе какой-либо из протестных демонстраций может включиться гневный, яростный ответ протестующих, если учитывать казахскую внутреннюю природу. Казахи редко применяют чрезмерные силовые действия, особенно против своих сородичей, соплеменников, которых много и среди силовиков. Но если последние прольют кровь казахов, то есть высокая вероятность того, что может вспыхнуть серьезный протест.

Поэтому для властей крайне важно выбрать правильную линию поведения по отношению к мирно митингующим и выработать четкий алгоритм действий силовиков во время мирных демонстраций.

 

 

Аналитический отдел Platon.asia

 

Фото: https://avdet.org