Нетерпимость к инакомыслию как норма

Нетерпимость к инакомыслию как норма

Истоки взаимной агрессии в соцсетях и жизни казахстанцев

Нетерпимость к инакомыслию, инаковости уже стала нормой для нашего общества. Соцопросы фиксируют существование в Казахстане проблемы сосуществования групп, отличающихся по многим параметрам – языковому, социальному, экономическому, культурному. Многим казахстанцам присуще нежелание жить рядом с «другими». Стало уже привычным наблюдать, как в разных дискуссиях многие казахстанцы резко негативно воспринимают диаметрально противоположное мнение, иные ценности, культуры, особенно если они непонятны. Доходит до абсурдного, когда из-за слов люди ссорятся с коллегами, друзьями, единомышленниками, а иногда на этой почве готовы «зарезать» друг друга. Хотя, бывает, при этом единодушно занимаются каким-то общим делом. В тех же соцсетях «взять и заблокировать» – распространенный метод, вместо того, чтобы понять позицию «противника». Кстати, психология практически доказала, что ошибочно воспринимать человека только на основе его слов, поскольку они не могут передавать всю суть его внутреннего мира.

В нашей культуре привыкли относиться к слову буквально, редко рассматривая его абстрактные, переносные значения, либо его полемическую направленность, когда умышленно, с благими целями используются резкие обороты, выражения. То есть у нас смысл зачастую отождествляют со значением слова, или с денотатом (предметом, явлением, отображенным в слове). К тому же контекст слова, или ситуации, в которой оно было употреблено, редко учитывается. Еще хуже обстоит дело с метафорами – их понимают единицы из тысяч. Очень часто столкновения бывают из-за разного прочтения смысла слов. Не понимая, что одно и то же слово может иметь несколько значений и, соответственно, не следует слова воспринимать только в одном, известном вам смысле. Особенно напряженное отношение у нас к любым словам, показывающим наши изъяны, несмотря на их объективность и научный характер. Долгие годы практического отсутствия социальных наук подразумевают непонимание научной критики, ее восприятие как какой-то политической провокации.

Как показали исследования, природа советского человека была сформирована взаимодействием с репрессивными и контролирующими структурами государства и сумела адаптироваться к ним, что включило механизм негативной мобилизации, идентификации, когда поведение, консолидация людей стали определяться образом врага повсюду во внешнем и внутреннем окружении. Советские люди ведь росли на отрицании, осуждении определенных черт капиталистического общества, смеялись над их социальными нормами, ценностями, о которых сочиняли небылицы СМИ. Враг в лице «загнивающего» капитализма, «империализма» стран Запада, буржуазного мещанства и был тем основным ориентиром негативной идентификации советского человека. С советских времен мы привыкли к стандарту упрощенного человека, не выходящего за рамки черно-белого мира и категорически не принимающего инаковость – «Не читал, но осуждаю».

Другими словами, обретение себя, как члена советского общества, личности строилось на основе отрицания определенных философских, политических, социально-экономических и культурных идей, что они не соответствуют советскому человеку. Вот это отрицание и объединяло советское общество, а основные идеи идентификации советского человека содержатся, наверное, в «Моральном кодексе строителя коммунизма». Отрицание, негативная идентификация – это идеология войны, вернее говоря, - идеологическая война. Советское общество практически постоянно жило, находясь в мобилизации, консолидации против «врагов коммунизма». Показательно, что в СССР, особенно в первые годы советской власти и в правление Сталина, был широко распространен лозунг «все, кто не с нами, тот против нас». Во многом от такой установки пошли «враги народа», «отщепенцы» - корни этой идентификации в сталинской эпохе. С тех пор дух шпиономании глубоко погружен в нашу культуру.

В результате неприятие «другого», его мнения и культуры стало одной из основ социальной поляризации, образования разных условных социальных групп. Неприятие инаковости направляет разные стигматизации, сегрегации в нашем обществе. К примеру, одной из причин недоброжелательного отношения многих горожан к сельским мигрантам в городах является неприятие традиционной казахской культуры, образа жизни сельчан. В их отношении в городах широко распространена стигматизация в виде социальных ярлыков «мамбеты», «маргиналы», «понаехавшие». Хотя здесь критериями этих стигм, по сути, выступает уровень, образ жизни, ценности и нормы оценивающих. Стигматизация в нашем обществе, как правило, приводит к дискриминации, сегрегации - к ограничению прав разных групп.
Кроме того, стигмы формируют стереотипы, а на их основе и фобии, которые вместе становятся факторами, например, межэтнической конфликтности, напряженности. Во многом именно по этой причине, не считая вопросы контроля передвижения населения, в Казахстане продолжает существовать институт прописки, который является сегрегацией внутренних мигрантов, многие из которых не могут приобрести свое жилье и получить законную регистрацию по месту фактического проживания и стать полноправными горожанами – обладателями всех им доступных благ.

Доминирование в нашем информационном пространстве культурных, политических ценностей других стран способствует развитию пренебрежительного отношения к традиционной казахской культуре, государственности. В казахстанской информационной сфере уже давно подспудно и открыто артикулируется насмешливое отношение к основным ценностям, символам казахской культуры, которая (это ни для кого не секрет) во многих регионах Казахстана обладает низким статусом. В итоге широкие круги, в первую очередь, сельской молодежи, испытывают фрустрации, комплексы неполноценности. В крупных городах аульные казахи сплошь и рядом стесняются говорить на казахском, выражать ценности казахской культуры, выглядеть, как традиционные казахи. Впоследствии, или параллельно, среди них развиваются неврозы с защитными механизмами в виде агрессии, что является в основном формой протеста против сложившихся социальных практик, норм стратификации общества.
В целом этот внутриличностный социальный конфликт присущ всем социальным группам и является отражением поиска многими казахстанцами своей идентичности на фоне высокого статуса «крутых», «элиты», «образованных» горожан; возрождения ценностей традиционной казахской культуры; культа успеха, силы, богатства (понятно, что в разных группах свои сопоставительные нормы и ценности в списке перечисленных). Современное казахстанское общество только проходит первую социальную стратификацию в своей новейшей истории. Тем самым очень высокий уровень депривации у тех, кто видит, как на его глазах за счет коррупции государственных средств некоторые становятся богатыми, не имея при этом каких-либо выдающихся качеств, либо вовсе не обладая ими, в том числе морально-этическими. Поэтому этот процесс воспринимается довольно болезненно в нашем обществе, и он только входит в стадию критического осмысления.

 

Аналитический отдел Platon.asia

 

Фото: https://www.cjr.org