Конституция по правилам

Конституция по правилам

Талгат Мамыраимов разбирается

Согласно лауреату Нобелевской премии по экономике Д. Норту, взаимоотношения между людьми происходят в ограничительных рамках различных формальных и неформальных институтов, по-другому называемых им «правилами игры» в обществе.

Очевидно, что в большинстве правовых систем мира конституция должна выступать главной нормой этих «правил игры». Давние «правила игры» в свою очередь влияют на характер конституции (path dependence). Иногда, как в случае с Казахстаном, получается так, что негласные правила игры фактически стоят выше конституции.

Мы часто пытаемся анализировать нашу конституцию на предмет ее соответствия демократическим нормам международного права. Многие пытаются анализировать нашу политическую систему по конституции. Но эти занятия абсолютно бессмысленны, поскольку конституция не является руководством к действию для нашей власти, правящей элиты. В нашей стране основной «закон», «правила игры» - это лояльность государственной машине, центру правящей элиты, ее интересам и установкам, традиционным авторитарным ценностям в русле «пацанской», «батырской» морали, «идеологии». А «пацаны» и «батыры» не живут по законам, они живут по понятиям и традициям. И конституция у нас есть потому, что так заведено в мире и ее наличие выступает одним из условий международной легитимизации нашего режима. Тем не менее, от этого наша конституция не станет действенной на практике, как пингвин, хоть он и имеет крылья, но вряд ли когда полетит.

Наша элита привыкла рассуждать о том, что народ наш патерналистский, постоянно ждет помощи от государства, сам не желая работать в поте лица. В конце декабря 2017 года Н. Назарбаев заявил, что государство не обязано предоставлять бесплатное жилье казахстанцам, что так не принято в рыночной экономике. Но ведь в конституции сказано, что Казахстан является социальным государством. Кроме того, в Казахстане нет рыночной экономики, здесь государство контролирует и направляет раздаточную, ресурсную, командно-административную экономику и людям без связей трудно обеспечить себе достойный уровень жизни. Поэтому государство в нашей стране обязано помогать малоимущим людям, потому что так устроена сама институциональная матрица Казахстана, такие ее многовековые правила игры.

Между тем наше государство внедряет обязательную уплату самозанятыми «пенсионного налога», обязательного социального медицинского страхования; сокращает категории «очередников» на бесплатное, льготное арендное жилье от государства; отказалось от привязки прожиточного минимума к минимальной заработной плате. Все это является свидетельством отхода власти от ранее выбранных в конституции принципов социального государства, нежелания элиты делать достаточные расходы на социальное обеспечение. Наше государство затеяло переход в социальной сфере на нормы и стандарты капиталистических экономик, не понимая, что для этого нужна соответствующая модернизация всех сфер Казахстана.

В конституции говорится о праве на свободное выражение мнения, свободе слова, совести, собраний и митингов. На деле за безобидные посты в социальных сетях, участие в гражданских протестных выступлениях людей сажают в тюрьмы. Каток государственной машины зачищает даже маленькие ростки инакомыслия, которое является конституционным правом. У нас же сейчас, по сути, не осталось независимых средств массовой информации, без цензуры отображающих все мнения по разным общественным вопросам. По конституции казахстанцы имеют право проводить митинги, демонстрации или пикеты в защиту своих законных прав. Однако на практике эта норма не исполняется, в том числе потому что ее исполнение не обеспечивают суды и Конституционный совет.

Конституция не стоит на страже выборов. Ранее, до 1998 года, наш основной закон разрешал проводить внеочередные выборы президента только в одном случае. Теперь же президент может назначить внеочередные выборы, по сути, в любой момент и по любому основанию. В 2017 году в закон о выборах включили норму о том, что кандидат в президенты должен иметь опыт работы на государственной службе или выборных должностях не менее пяти лет. А в конституцию добавили положение о том, что дополнительные требования к кандидатам в президенты могут устанавливаться законом о выборах. В этом же году нормой закона о выборах от участия в избирательном процессе отсекли самовыдвиженцев. Все эти меры ограничивают конституционные положения о праве быть выбранным в государственные органы. Как видим, бывает и так, что многие «нижестоящие» законы и даже подзаконные акты иногда стоят выше положений конституции, вступают в противоречие с ней. Например, в конституции, с одной стороны, провозглашается свобода передвижений по стране, а по КоАП, на основе двусмысленной формулировки основного закона, с другой стороны, за отсутствие прописки штрафуют.

Напомним, что положения Конституции о выборах президента в Казахстане менялись несколько раз. В мировой практике действует негласное правило о том, что конституция незыблема, ее изменения возможны лишь в исключительных случаях. Частые же ее изменения являются признаком ее нелегитимности, злоупотреблений в отношении нее. Частые изменения нашей конституции отражают ее утилитарное значение в зависимости от конъюнктуры. Другими словами, ее меняют, когда это выгодно и срочно нужно правящей элите. Может быть, у власти нашлись бы оправдания, если многочисленные поправки нашей конституции принимались бы на референдуме. Однако, после 1995 года, этого ни разу не происходило. То есть эта процедура уже стала формальностью, не требующей «консультаций» с народом. Все изменения в конституцию, которые привыкли делать у нас, служат только лишь интересам правящей элиты, но не народа. Понятное дело, что это обстоятельство не способствует повышению легитимности конституции. Тем более что изначальная легитимность конституции 1995 года довольно проблематична, учитывая, как она пришла на смену основному закону от 1993 года.

Сейчас наша власть пытается провести анонсированную политическую реформу, главная цель которой – ублажить «либерально» настроенную публику «демократическими» изменениями, в том числе за счет внесения поправок в конституцию. Но эти поправки будут действенны только при одном условии – если они будут выгодны главному властному центру. В Казахстане законы не работают, а применяются. Поэтому если есть в конституции, или в других законах, какие-то демократические положения, то это не значит, что так оно и есть на самом деле. Если загримировать волка под барана он ведь от этого не перестанет быть хищником. Так и наша конституция вряд ли станет основным законом демократического государства, пока в нашей стране действуют непрозрачные, волюнтаристские правила игры. Ведь легитимность демократического режима обеспечивается в первую очередь прозрачными нормами в политической системе, равенством всех перед законом и его верховенством во всем обществе, государстве. Конституция как раз обычно выступает основой верховенства закона.

Понятное дело, что власть сейчас инициативами политических «реформ», «консолидации гражданского общества» пытается также раздробить оппозицию, ограничить гражданские инициативы, создавая организации молодых «оппозиционеров», «гражданских» активистов-«хунвейбинов». И конституция в очередной раз будет терпеть все эти игры не по правилам. В этот раз конституцию могут поменять, чтобы усилить парламент в русле трансформации власти Назарбаева, создания разных уравновешивающих друг друга центров власти его преемников. Хотя во время последних изменений парламент уже стал более весомым институтом, официально став «законодательной властью» – до этого он осуществлял «законодательные функции». К тому же теперь правительство будет слагать полномочия перед вновь избранным Мажилисом. Короче, в любом случае эти уже имеющиеся положения они могут трактовать так, как им нужно будет.

Тем самым бесполезно обсуждать, в рамках конституции ли прошло переименование столицы, назначение внеочередных выборов президента и т.д. Конституция не определяет все эти моменты, тут действуют другие, неправовые «правила игры», когда переименование столицы, конституционные поправки отражают какие-то закулисные и/или политтехнологические ходы. Государство в Казахстане в любой момент, несмотря на конституцию, может лишить любого из своих граждан свободы, собственности, как и других прав. В казахстанской институциональной матрице никогда не было полноценной системы защиты прав человека. Собственно, наши «традиционные», «совковые» нормы и ценности лежат в основе того, что конституция у нас не обладает статусом священного, незыблемого, главного правового документа страны. Мы живем согласно традициям, обычаям, «пацанским» понятиям, а верховенство закона для нас – это сухая формальность, педантство, занудство…

 Талгат Мамыраимов, специально для Platon.asia