Ферганская долина: очаг тлеющих конфликтов

Ферганская долина: очаг тлеющих конфликтов

Фергана как пороховая бочка

Вчера жители села Кок-Таш потребовали от властей Кыргызстана «ускорить процесс демаркации и делимитации государственной границы с Таджикистаном». Они считают, что ситуация на границе становится взрывоопасной, ибо «если раньше стычки на границе заканчивались бросанием камней, то теперь там стреляют» и этим, на их взгляд, могут воспользоваться третьи силы. С начала года в Ферганской долине уже произошло два конфликта на границе Кыргызстана с Таджикистаном и Узбекистаном. Первый из конфликтов произошел 6 января на участке Ак-Курча в Ала-Букинском районе между местными кыргызскими жителями и пограничниками Узбекистана из-за того, что первые прошли на неуточненную пограничную территорию. Затем, 9-10 января, были столкновения между кыргызами и таджиками на кыргызско-таджикской границе, в районе села Кок-Таш Баткенского района Кыргызстана.

Такого рода конфликты в последнее время участились – в прошлом году их тоже было достаточно, чтобы осознать весь уровень проблемы. Приведем в качестве примера прошлогодних конфликтов два наиболее масштабных из них. В частности, в конце 2019 года на таджикско-кыргызской границе были столкновения с участием нескольких сотен человек. В сентябре истекшего года произошло боестолкновение на кыргызско-таджикской границе, в результате которого были погибшие и раненные пограничники с обеих сторон. В 2019 году сам президент Кыргызстана С. Жээнбеков заявил, что «решение проблем на таджикско-кыргызской границе проходит тяжело». Некоторые эксперты полагают, что приграничный кыргызско-таджикский конфликт нерешаем, потому что никто однозначно не может сказать, как поделить в ходе делимитации спорные территории. Ведь сегодняшние споры из-за земли в Ферганской долине имеют свои корни в советской политике национально-территориального размежевания. В 1924-1925 годах раздел долины между кыргызами, узбеками и таджиками происходил больше на основе экономической целесообразности, в ущерб национальному принципу размежевания территории.

В итоге конфликты в Ферганской долине из-за сельскохозяйственных земель, водных ресурсов, в более широком масштабе, отображаются в территориальных спорах, когда каждая из сторон претендует на часть территории другой стороны. Эти споры в практическом, физическом смысле обусловлены перенаселенностью региона. В долине одна из самых высоких плотностей населения на квадратный километр в мире. Поэтому здесь острая нехватка земель для сельского хозяйства, которое является главным занятием ферганцев. Перенаселенность усугубляется высокими темпами естественного прироста населения. Дефицит оросительной воды, орошаемых сельскохозяйственных земель в долине местами приблизился к катастрофической величине - меньше 0,1 гектара на человека. Даже если будет достигнуто согласие центрально-азиатских стран в использовании стока трансграничных рек, делимитированы границы – эта проблема сохранится. Но это абсолютно социально-экономическая причина территориальных споров, не позволяющих завершить процесс делимитации границ. Есть и социально-культурная, этнонациональная причина этих территориальных споров, которая более конфликтогенна.

Наиболее серьезной угрозой безопасности долины выступает довольно высокий уровень межэтнической напряженности, конфликтности во взаимоотношениях широких слоев кыргызов, таджиков, узбеков и др. Не случайно здесь периодически происходят разные межэтнические конфликты. Конечно, большинство из них имеют незначительный масштаб, но они бывают довольно часто, особенно в повседневной жизни, в быту. А это означает, что в долине есть очень высокий уровень межэтнической напряженности на полуоткрытом уровне, на базе этнических стереотипов, фобий. То есть причинами межэтнических конфликтов здесь являются не только социально-экономические, но и социально-культурные, социально-психологические разногласия и проблемы. Водно-энергетическая проблематика в этом аспекте выглядит как этнонациональная, этнополитическая конкуренция, соперничество за воду и электроэнергию.

Что касается рисков, угроз экстремизма и терроризма в долине, то они сильно преувеличиваются властями всех трех стран. Спецслужбы стран долины активно арестовывают людей якобы за пропаганду ИГ, подготовку терактов. Вместе с тем власти региона через преследования исламских фундаменталистов также пытаются ограничить распространение влияния здесь арабских стран и Пакистана. Но зачастую силовики возбуждают дела по надуманным поводам, когда ошибочно классифицируют как экстремизм феномены, которые таковыми не являются, что в большинстве случаев подтверждает даже официальная религиоведческая экспертиза, если она грамотно проводится. Одно только отращивание бороды в соответствии с обычаями ислама, или выражение недовольства социальной политикой, не отражающей справедливость как в исламе, уже вызывает давление властей.

Таким образом, борьбу с религиозным экстремизмом местные власти в большинстве своем используют как предлог для усиления контроля за обществом, инакомыслящими. Именно таким методом в основном местные власти контролируют, в частности, возвращающихся в долину из России трудовых мигрантов, чтобы они не представляли риск, как потенциальные участники социальных протестных выступлений. Общее количество незаконно арестованных за «религиозный экстремизм» в последние годы в долине превысило несколько тысяч человек.

Мотивация религиозных фундаменталистов в долине, по сути, не агрессивная, но у некоторых является одной из форм политического, идеологического несогласия с политикой властей. Глубокий уход в религию, религиозный фундаментализм в долине – это следствие слабости, неэффективности государства, катастрофически низкой веры во власть. Число населения долины, живущего в нищете и крайней бедности, превышает более 40% от общего количества ферганцев. Здесь у многих людей отсутствует вера в хорошее будущее и они надеются только на помощь Аллаха. Тем не менее, религиозно мотивированный экстремизм и терроризм не следует сбрасывать со счетов как возможные риски и угрозы безопасности долины. Но их следует рассматривать взвешенно, без алармизма. При этом религиозно мотивированный экстремизм в долине нередко принимает межэтническую оболочку, когда кыргызские силовики в основном преследуют за экстремизм таджиков, узбеков, а те в свою очередь на своих территориях преследуют таджиков и кыргызов. Исходя из этого, терроризм в долине может представлять угрозу безопасности, как месть силовикам за незаконные преследования, а также как «инструмент» межэтнических, этнополитических конфликтов…

 

Аналитический отдел Platon.asia

 

Фото: https://ia-centr.ru/