Элита, да не та

Элита, да не та

Какая в Казахстане элита?

Часто можно услышать, что у нас нет полноценной элиты, а сегодняшние наши лидеры политики, экономики стали таковыми не благодаря своим выдающимся качествам, а за счет коррупции, интриг и других теневых проделок. Насколько это утверждение соответствует действительности? Ведь, несмотря на то, что у нас представителей элиты сильно ругают, но многие из ругающих не прочь занять их место, стать «крутиками» хоть ненадолго. Как бы то ни было, но наша элита задает всему остальному обществу нормы, ценности, стандарты поведения, жизнедеятельности и восприятия мира. Элита в целом является органичной частью любого общества. Поэтому мы попробовали разобраться в том, какая на самом деле элита в Казахстане.

Как известно, elite с французского переводится как «лучший», «отборный», «избранный». Сначала так называли товары наивысшего качества, потом - «избранных людей», высшую знать, лучшие воинские части, а затем — отборные семена, растения, животные. Сейчас под элитой понимают преимущественно те социальные круги, которые контролируют власть в обществе, стране. В научной среде понятие «элита» так и не получило однозначной трактовки. К элите в науке часто относят слой общества, который владеет экономическими, политическими, интеллектуальными, административными ресурсами страны, руководит ею и направляет ее деятельность. В научный оборот термин «элита» ввел итальянский ученый Вильфредо Парето. Он элитой называл людей, достигших наивысшего уровня компетентности и признания в своей области.

Многие ученые элитой считают людей, имеющих в обществе наибольший престиж, статус, богатство и политическую власть. В элитологии есть представление, что в политическую элиту входят те, кто обладает хорошими властными управленческими качествами, вне зависимости от того, хорошие или плохие они в моральном плане. Ряд исследователей полагает, что элитой являются люди, имеющие интеллектуальное или моральное превосходство над массами безотносительно к своему социальному статусу. Великий испанский мыслитель X. Ортега-и-Гассет относил к элите людей «с наивысшим чувством ответственности». Иначе говоря, их мораль, интеллект могут стать нормой для всего общества, которое тем самым начнет переоценивать свои одномерные интеллектуальные и моральные стандарты. Таким образом, под элитой следует понимать людей, обладающих не только политической властью, богатством, но и являющихся лучшими в обществе по своим интеллектуальным и моральным качествам.

Учитывая вышесказанное, можно подумать, что у нас нет полноценной элиты. Впрочем, как был сказано, элита – часть общества. То есть элита является продуктом общества. Когда недавно по УДО освободили бывшего министра К. Бишимбаева, то в обществе много было возмущенных разговоров о том, что он, по сути, откупился от всего срока заключения, «возместив ущерб» государству. Много говорилось о том, что вот, мол, до чего мы докатились – все у нас покупается и продается, в том числе и честь. Так это так давно и было. В тех же Жеті Жарғы посредство уплаты құна можно было «развести» почти все криминальные проблемы, включая убийство. Люди становятся элитой, богатыми людьми за счет в первую очередь понимания глубинных структур сознания, социальных ценностей и установок своих соплеменников. Не зная затаенные вековые слабости, страсти людей ты не сможешь стоят во главе их, руководить ими.

О том, какова природа взаимоотношений простого народа и власти в казахском обществе, писал еще в третьем десятилетии 19-го века российский исследователь А.И. Левшин: «Человек, ничтожный к хану или сильному султану, не смеет подходить иначе, как сложив руки на груди и низко кланяясь, а если тот, к кому он подходит с таким подобострастием, пожелает в знак особой милости протянуть ему руку, то он сжимает ее обеими своими руками, становясь на одно колено…Если киргиз…встретит хана, должен остановиться на дороге и дождаться, пока он проедет, между тем наклоняет голову, прижимает руку к груди и громко приветствует его». Он также писал: «Склонность киргизов к тщеславию особенно обнаруживается в высшем классе…Сюда же принадлежит охота их всем рассказывать свои подвиги». А.И. Левшин также сообщал о казахах 19-го века, что «они почти никогда не сражаются с другою целию, кроме корысти». Конечно, эта «информация» может быть следствием неприязни, которую Левшин мог испытывать к казахам. Однако эти его сообщения могут быть пищей для размышлений, тем более они коррелируют с другими сведениями тех времен.

Словом, все исторические перипетии, которые выпали на долю нашего народа, привели к тому, что сегодняшнее наше общество по своей сути одномерное, «серое». В нем нельзя выделяться - это чревато весьма негативными последствиями, вплоть до социальной изоляции человека. Самое печальное, что одномерные, серые стандарты исповедуются и в интеллектуальной элите. Нестандартное поведение в среде нашей интеллигенции автоматически делает человека изгоем. Парадоксально, но сегодня нестандартное поведение в нашей интеллектуальной элите - это стремление следовать научной истине, этике, то есть адекватному, не идеологизированному, отображению социальной и политической реальности. Человека, который стремится следовать таким принципам, у нас рассматривают как глупого, enfant terrible (сумасбродный ребенок). Иными словами, честь, благородство и достоинство стали у нас изъяном.

Широко распространено мнение о том, что деятельность элиты по обеспечению политической стабильности, мощи государства стоит вне моральных оценок. Сторонники такого подхода оправдывают поэтому сталинские репрессии, как инструмент создания мощной империи. Тем не менее, каждый человек имеет право на нормальную, обеспеченную жизнь, вообще имеет право жить, трудиться, творить. Но есть в нашем обществе много людей, кто придерживается выше обозначенной «просталинской» позиции. Следовательно, пока эти люди будут стоять на таких позициях, до тех пор мы будем иметь соответствующие элиты. Причем есть опасения, что такого рода элиты становятся у нас династическими. Да, сегодня практически во всем мире продолжают действовать системы закрытого рекрутинга элиты, когда в ее число включают только представителей «аристократии», то есть aristos — лучший по социальному происхождению. Но в Казахстане сейчас этот механизм образования элиты постепенно становится основным. В развитых демократиях такая система лишь частично формирует политическую, экономическую и интеллектуальную элиту. В этих странах сам механизм рыночной экономики не позволяет безраздельно господствовать режиму блата и непотизма…

Собственно, содержание политических, экономических институтов зависит от нас, поскольку их основой являются социальные ценности и нормы. Мы исторически привыкли абсолютизировать власть. Но власть является продуктом нашего общего социально-культурного фона. По-иному говоря, какие мы – такая и власть. Не зря говорят: каждый народ заслуживает свою власть. Однако это не значит, что только лишь обладание властью делает человека представителем элиты. В. Парето выделял и противостоящую правящей элите контрэлиту, к которой относил тех, кто не имеет доступа к власти, но обладает всеми качествами элиты. В. Парето считал, что обществу присуща циркуляция элит. Она происходит тогда, когда правящая элита не допускает в свои ряды людей не из своего круга, даже если они очень способные управленцы. В результате состав этой элиты качественно ухудшается и одновременно возрастает количество контрэлиты, которая тем самым, опираясь на народные массы, приходит к власти. Нельзя исключать, что в Казахстане мы стоим на пороге такой циркуляции…

 

 

 

Аналитический отдел Platon.asia

 

Фото: http://www.eurasian-defence.ru/