Странная бесконечность Послания

Странная бесконечность Послания

Великий немецкий философ Гегель ввел термин «дурная бесконечность», под которой понимал неограниченный процесс однообразных, однотипных изменений, ничем не разрешающихся в итоге. Вот этим термином, полагаем, можно емко охарактеризовать инициативы, программы нашей власти.

Первое послание Токаева выдержано именно в таком духе - преемственности предыдущего государственного курса. Преемственность - в смысле следования ранее заявленным проектам, программным, идеологическим тезисам, вроде перехода на обязательное медицинское страхование, отход от поощрения «тунеядцев», «иждивенцев» на шее у государства с ужесточением контроля за адресной социальной помощью. Сюда же относятся и тезисы об отъеме неиспользуемых фермерами сельхозземель, закрытии государственной кормушки для халявщиков-прилипал, ответственности первых руководителей за коррупционные преступления своих подчиненных.

О чем идет речь? Многое в Казахстане существует и реализуется преимущественно на декларативном уровне разных программ «развития». Закрадывается подозрение, что они обычно выдвигаются в качестве «дымовой завесы» реализации корыстных интересов разных элитных групп. (Кстати, российский политолог Ю. Нисневич рассматривает коррупцию как классификационный признак многих постсоветских политических режимов.) То есть народ кормят «стратегическими» целями этих программ, иногда делая для него что-то по мелочи, но, как правило, в целях дальнейшего извлечения прибыли. Причем прибыль может быть и политической, как в этот раз местами. Вчерашнее выступление Токаева характеризуется не только тем, что это первое послание второго президента страны, своеобразная его презентация, часть процесса легитимизации его власти. Нужно отметить, что Токаев сделал это спустя всего лишь чуть более двух месяцев после вступления в должность президента. Столь ранее его послание можно объяснить, прежде всего, стремлением перехватить повестку дня у внесистемной оппозиции, особенно по итогам, прошедших летом, довольно бурных митингов.
Есть мнения, что наши власти после июньских выборов осознали, насколько сильны протестные настроения в обществе, а также влияние на них внесистемной оппозиции. Ранее власти полагали, что полностью контролируют ситуацию и не допустят неконтролируемых массовых протестных выступлений. Последующие митинги еще больше «приземлили» наших властных управленцев в сфере внутренней политики и политических технологий. Поэтому вполне логично, что ряд пунктов послания выглядят, как покупка лояльности соответствующего «электората». (Американский политолог Буэно де Мескита называет «селекторатом» покупаемую группу поддержки-опоры авторитаризма в обществе.) Токаев в своем послании, по сути, попытался «купить» поддержку учителей, малого бизнеса, нуждающихся в социальной помощи граждан.
Можно указать, во-первых, на «царский подарок» для микро и малого бизнеса в виде освобождения от налогов и проверок на три года. Другой подарок для бизнесменов - перенос введения дополнительных 5% пенсионных взносов от работодателя с 2020 года на 2023 год. Наши бизнесмены обрадовались, конечно, таким нововведениям, но надеясь, чтобы Токаев реализовал свое обещание на практике. Впрочем, многие опрошенные бизнесмены считают все эти меры недостаточными, так как нужна кардинальная помощь, в частности, в продвижении наших товаров внутри Таможенного союза. Бизнесмены жалуются, что российские товары «задавили нашу продукцию»…
Многие положения послания, во-вторых, вызвали одобрительные отзывы многих малоимущих казахстанцев. Особенно они обрадовались планам предоставить жилье многодетным малообеспеченным семьям, увеличению средств на социальное арендное жилье, введению льгот для детей из малообеспеченных семей. Многим казахстанцам понравился его тезис о необходимости модернизации и ремонта домов, ЖКХ. Заявление Токаева о возможности изымания гражданами своих средств из пенсионного фонда «для покупки жилья или получения образования» также вызвало определенное «народное воодушевление». Не преминул он также сказать, что «государство сохраняет гарантированный объём бесплатной медицинской помощи с объемом более 2,8 трлн тенге в течение следующих трёх лет». При этом он никак не прокомментировал начало выплат всеми казахстанцами обязательных взносов в фонд медицинского страхования с начала следующего года. А эти выплаты, сокращение адресной социальной помощи есть не что иное, как компенсации для бюджета из-за других социальных «расходов», включая описанные выше.
Наверное, елеем на душу многих казахстанцев стало объявление президента о планах трансформации полиции в орган «по оказанию услуг гражданам по обеспечению их безопасности». Но, думается, мало кто верит, что это возможно. А кто тогда будет разгонять несанкционированные митинги и избивать возмутителей спокойствия? Аналогичные сомнения касательно заявленной реформы судебной системы. А кто же тогда будет двузначно толковать законы, когда нужно? Так же утопически звучали в послании слова о системной борьбе с коррупцией. К таким же «доброзвучным» лозунгам относится и заявление Токаева о необходимости внедрения в жизнь концепции «Слышащего государства». Народ якобы теперь будут внимательно слушать, его требования и запросы. Правда, не уточнили, кого они понимают под народом – знакомых ходоков, или редактированные запросы «снизу»? В этой связи интересен проект пробного внедрения системы оценки населением эффективности местной исполнительной власти. Вот только большие сомнения, что это можно реализовать на практике, как объективный инструмент, без заинтересованного участия разных группировок со своими опросными центрами.
Токаев в экономическом блоке послания не был особо оригинален, повторяя многолетние анонсы реформ Н. Назарбаева - об уходе от сырьевой направленности и ускорении инновационной индустриализации; о сокращении использования средств Национального фонда; о призыве «системно и предметно заниматься вопросами ценообразования и тарифов»; поддерживать малый и средний бизнес. Его тезис о приватизации неконкурентоспособных госкорпораций, по-видимому, является продолжением «транзитных» планов Н. Назарбаева. В политической части послания Токаев также не блистал какими-то новыми формулами – все было по-старому – обыденное красноречие, без гарантий конкретной реализации на деле.
Но Токаев все же аккуратно поддел Назарбаева, поставив под сомнение тезис патрона «сначала экономика, потом политика», заявив: «Успешные экономические реформы уже невозможны без модернизации общественно-политической жизни страны». Вместе с тем он уточнил, что либеральные политические реформы должны быть системными, эволюционными, постепенными, повторив соответствующие многолетние мантры Н. Назарбаева. Каким же образом, анонсированное им в послании, развитие многопартийности, политической конкуренции, может быть системным, невзрывным, он не объяснил. Если следовать другим словам его послания, то развитие политического плюрализма должно происходить в соответствии с демократическими принципами. Но тогда мы будем иметь дело как раз с «взрывной либерализацией». Собственно, так и протекает нормальный демократический процесс, как показывает опыт развитых демократий. В британском парламенте, например, как и во многих представительных органах других стран, депутаты часто кроют друг друга матами, с готовностью выяснять отношения на кулаках.
Таким образом, классической словесной эквилибристикой в послании были обещания расширять диалог с гражданским обществом, политическую конкуренцию и политический плюрализм. Уже есть первые подтверждения правомерности такого вывода – в лице созданного Национального совета общественного доверия. В него, во-первых, вошли в большинстве своем люди, связанные с властью, руководством совета. Во-вторых, по итогам первого заседания НСОД не было сделано никаких заявлений, которые бы получили интерпретацию ключевых властных органов. Короче, НСОД плавно перетекает в очередной бутафорский пропагандистский ресурс власти. Власть продолжает заниматься созданием ручного гражданского общества. В таком же, по сути, духе было анонсировано в послании совершенствование законодательства о митингах.
Рассматривая Токаевскую формулу предстоящих политических реформ «сильный Президент – влиятельный Парламент – подотчетное Правительство», можно подумать, что, в русле демократической практики, наш ждет усиление парламента, когда только он будет формировать правительство. Однако эта реформа больше выглядит как усиление властного могущества Д. Назарбаевой. Именно данный пункт послания и последующее выдвижение Токаевым Д. Назарбаевой на пост спикера сената больше всего отражают его приверженность «генеральной линии» Н. Назарбаева. В этой коллизии заключается дурная бесконечность идеологического духа послания – традиционная постепенность и декларативность...

 

Талгат Мамырайымов специально для Platon.asia

 

 

Фото: KP.kz